Образование

Уроки американской школы
Хуторецкий М.В.
(«ХиЖ», 2011, №10)

Публикации о проблемах образования в нашей стране вызвали оживленный отклик читателей. Наряду с комментариями и вопросами в редакцию поступили просьбы подробно рассказать о том, как устроена западная школа, с которой, похоже, наши чиновники срисовывают план переделки российского образования. Хорошо бы — об американской школе. К мысли о том, что американское школьное образование ужасно, нас приучили американские же фильмы. Однако везде и всегда есть хорошее и плохое. И если уж рассказывать, то о положительном опыте. Давний автор нашего журнала Валериан Матвеевич Хуторецкий, который уже много лет живет в Америке, подготовил для «Химии и жизни» обстоятельную статью о том, как устроена и как работает хорошая государственная школа в США. В этом году ее закончили внучки-близнецы Валериана Матвеевича, поэтому информация, что называется, из первых рук. Надеемся, что статья будет интересна и полезна не только учителям, но и тем, кому небезразлична судьба школьного образования, то есть всем нашим читателям.

Не надо иллюзий — в Америке тьма школ, где в классе заново учат читать и вычислять дроби, а девочки беременеют уже в средней школе. Но это относится главным образом к школам крупных городов. Многие из тех, кто работают в больших городах (city), стараются жить в соседних маленьких городках (town), где качество жизни выше. Речь пойдет не об американской школе вообще, а только о добротной государственной школе в хорошем пригородном районе. Здесь живет средний класс, к которому относятся лицензированные ремонтники, владельцы мелкого бизнеса, менеджеры разного ранга, риелторы и т. п., а не только, как принято считать в России, врачи, адвокаты и «программисты» всех видов. Недвижимость (дом и участок) в местах с хорошими школами может быть и в два раза дороже такого же по остальным параметрам жилья, что служит преградой для появления нежелательных соседей. Лично мне так и не удалось понять, что же первично — повышенная цена недвижимости или высокий уровень школы, но они, несомненно, связаны. Заметим, что хорошие школы случаются и в бедных местах, а плохие — в богатых. Выбирая место, где жить, разумные люди, имеющие или собирающиеся иметь детей, смотрят на рейтинг местной школы. А рейтинги тут есть для всего на свете.

Какие здесь школы

Школы в Америке бывают частные (private; если интернат, то boarding) и государственные или общественные (public). В частных школах и детских садах в 2009—2010 учебном году занимались 10% общего числа школьников и дошкольников США, или 5,5 миллионов человек. Некоторые дети по каким-то причинам не посещают школу вообще (home schooling), например по религиозным соображениям или чтобы окончить школу быстрее. Частные школы дают хорошее образование, но стоимость обучения в них начинается с 10 тысяч долларов в год. Верхний предел оплаты неизвестен, но 35 тысяч — реальная цифра. Общественные — бесплатны.

В кабинете химии большая удобная доска, на которой учитель пишет формулы и уравнения реакций. В этом же кабинете живут символы праздника, Дня моля — кроты (moles)


Обучение в школе разделено на три ступени: начальная (с первого по пятый классы, при ней же есть обязательный нулевой класс, детский сад), средняя (6—8 классы) и высшая, причем высшую школу в Америке (9—12 классы) не надо путать с высшей школой в России, где так называют вузы. Если переводить точно, то high или secondary school - это «высокая» школа, а higher, tertiary или post-secondary (колледж) — «более высокая», и ни одна из них не высшая (highest). Давайте называть ее старшей, что ли. Каждая из школ всех трех уровней — это полностью самостоятельное учреждение, обычно в отдельном здании и со своим учительским коллективом. Если в городке имеется, кроме одной-двух средних и нескольких начальных, еще и старшая школа, то в нем есть и отдел образования (Board of Education), который определяет, чему, как и по каким учебникам учить в этом округе. В другом городке программа будет несколько другой.

В по-настоящему хорошей школе многие десятки разнообразных курсов, причем многие из них преподают на университетском уровне. Выбор иностранных языков примерно такой: испанский, французский, латынь, китайский, немецкий, итальянский. Отсев в хорошей школе по сути нулевой, тогда как в Нью-Йорке государственную старшую школу оканчивают только 76% белых и 56% черных учеников. В штате Нью-Джерси в среднем отсев в государственных школах 1,7%.

Существуют и специальные школы для детей с отклонениями — в ту и другую сторону. В них учатся или особо одаренные (прием по конкурсу!), или требующие особого внимания дети — слепые, глухие, сильно отстающие в развитии. Дети-инвалиды и дети с легкими отклонениями в поведении и развитии посещают нормальные школы; близнецов разводят по разным классам. Есть специализированные школы, например физматшкола Stuyvesant, которую сокращенно именуют Стай, в Манхэттене (аналог московских школ № 2, 57, 179).

Самая дорогая покупка к школе - компьютер, который служит по меньшей мере четыре-шесть лет и стоит около 800 долларов. За год канцтоваров расходуется от силы на 100 долларов. Ланч стоит 2—4 доллара, но можно приносить еду из дома. Чтобы получать бесплатный ланч, достаточно подать соответствующее заявление. Поскольку «хорошая школа в хорошем районе» — понятие неопределенное, то скажем так: Департамент образования США отметил наградой «Голубая лента» 74 из 490 старших школ в штате Нью-Джерси. Таким образом, можем считать, что доля «хороших» школ примерно 15%.

Учителя и бюджеты

Учителя входят в профсоюз, их зарплата растет со стажем и не зависит от личных достижений. Для работы учителем нужен сертификат от штата, без этого вообще-то вести урок можно только в присутствии «настоящего» учителя. Большинство штатов признают сертификат, выданный другим штатом. Согласно опросу Национальной ассоциации учителей науки, в 2007 году примерно в половине старших и одной трети средних школ была нехватка учителей естественнонаучных дисциплин (здесь эти предметы называют «Наука»). В трудных ситуациях берут предметного специалиста (химика, физика и т.п.), и он год вечерами ходит на курсы для сертификации, ведя при этом занятия в школе. При учебе в четырехгодичном колледже можно взять соответствующий набор дисциплин и получить диплом и учительский сертификат. Примерно около трети курсов должны быть связаны со школьной работой, остальные — общее образование и научная специализация (математика, химия и др.).

Есть и специальные педагогические колледжи, где готовят именно учителей, чаще для начальной и средней школы. С ними не все и не всегда гладко, многие из них никем не аккредитованы. Как находят работу выпускники не аккредитованных колледжей, я не знаю. Может быть, именно из них выходят учителя для «плохих» школ крупных городов и удаленных поселков? Все учителя школы раз в год уходят на двухдневную конференцию по повышению квалификации, занятия на это время прекращаются. Еще где-то день в год учитель проходит дополнительную переподготовку, но тогда его кто-то замещает на уроках. В хорошей школе процентов десять учителей имеют докторскую степень (кандидаты наук), 73% — степень магистра. Нагрузка учителя — пять уроков в день, 25 — в неделю.

По идее, школы должны содержаться муниципалитетами, и в хорошем месте 87% средств действительно поступает из местного бюджета, и только 11% — из бюджета штата и 2% — из федерального. В плохой школе (обычно в бедном районе) картина иная: из местного бюджета поступает только 13%, из бюджета штата — 74% и из федерального — 12%. Средняя зарплата учителя (половина получает больше, другая половина — меньше) в хорошей школе 81 тысяча в год, в бедном районе — 59. Бюджет хорошей старшей школы с четырьмя сотнями выпускников, о которой дальше пойдет речь, в год составляет почти 40 миллионов долларов.

Когда из-за кризиса правительство штата Нью-Джерси срезало дотации хорошим школам, то жители некоторых округов с такими школами проголосовали за добровольное увеличение налогов, позволяющее сохранить высокий уровень преподавания. Надо заметить, что не у всех этих жителей есть дети, но хорошая школа повышает цену недвижимости в ее округе. Я хочу сказать, что они не обязательно альтруисты, они голосуют еще и за сохранение ценности принадлежащей им недвижимости, даже если за это надо доплачивать в форме несколько более высокого налога. Правительства и штата, и государства гораздо больше заинтересованы в том, чтобы не допустить превращения плохих школ в ужасающие, чем в поддержании уровня хороших школ.

Учебники, расписание и предметы по выбору

Американская начальная школа отличается от российской не только наличием кондиционеров, которые есть практически во всех учреждениях США, и перетасовыванием классов каждый год. Здесь нет строгой дисциплины в начальной школе: детям не мешают ходить по классу, они могут учиться, сидя в кружок на полу, кто-то может читать сам по себе. Их выводят на по- ляну около школы, а потом предлагают написать что-нибудь об увиденном: о кусочке коры в траве, червяке или жуке и т. п. Однако к пятому классу все уже сидят за одноместными партами и уроки имеют почти привычный нам вид.

В средней школе вообще нет классов как постоянных коллективов: школьники переходят в разные коллективы для разных предметов, часть которых они уже выбирают сами. Базовые предметы, в том числе входящие в «Науку» — биология, химия, физика и науки о Земле (геология, породы и минералы, земная кора и т.п.), — остаются обязательными. Чтобы иметь право выбрать более сложную программу по предмету, нужно получить по нему в предыдущем году отличную оценку. С 7-го класса можно брать повышенный уровень сложности математики и английского языка. В 8-м классе выбор предметов повышенного уровня сложности расширяется и дается свобода выбора некоторых необязательных предметов: на кулинарию, например, очень много желающих, в том числе мальчиков.

В старшей школе за четыре года надо обязательно пройти три курса более сложной и разнообразной (на выбор) «Науки» и три — математики. В 9-м классе наука — это «Основы химии и физики», в 10-м — биология. Хотя бы один из научных курсов должен быть с лабораторными работами, в хорошей школе — все. Выбор состоит в том, что можно или брать курсы разной сложности (см. ниже), или выбирать более узкие предметы, то есть это может быть экология, а не биология, астрофизика, а не физика и т.п. Обязательны в старшей школе по четыре годовых курса английского языка и литературы, физического воспитания, социальных и исторических наук и хотя бы один художественный курс. В каком порядке что проходить — дело вкуса, поэтому нормально, когда в одном классе сидят десятиклассники и ученики 12-го класса. Каждый зачтенный курс, длившийся весь год, дает пять кредитов. Некоторые предметы проходят за один семестр (2,5 кредита). Еще 15 кредитов (три годовых курса) нужно набрать из множества дополнительных курсов, но можно и просто брать еще по курсу в год из обязательных. Сумма к окончанию школы должна быть не менее 120 кредитов. Аналогично устроено университетское образование: общая сумма кредитов и список обязательных дисциплин, остальное — по выбору.

Все учащиеся называются студентами — почему бы и нет? Но вот когда первый раз слышишь о студентах детского сада, то веселишься, конечно. Каждый год и старшей школы, и колледжа имеет свое порядковое название: freshman — первый год, sophomore — второй, junior — третий, senior — четвертый.

Школьные учебники изданы на плотной бумаге, богато и полезно иллюстрированы, правда, из-за этого они очень тяжелые. Их сдают по окончании учебного года, поскольку они еще и дорогие (больше $100, если хотите собственный экземпляр), потом они переходят другому ученику. Чтобы решить проблему тяжелых рюкзаков, уже во многих штатах ввели лэптопы, объединяющие все учебники, дневник и домашние задания. У каждого школьника есть запирающийся шкафчик в коридоре, который в конце года освобождают.

Занятия в школе начинаются после первого вторника в сентябре, Дня труда, и заканчиваются 24 июня. Учебный год разделен на четыре четверти, которые не связаны с каникулами (четыре дня отдыха на День благодарения в ноябре, рождественские каникулы с 24 декабря по 3 января, предпоследняя неделя февраля и неделя в начале апреля). Занятия идут пять дней в неделю. В старшей школе день состоит из восьми уроков длительностью 43 минуты. За четыре минуты между уроками надо успеть перебраться в нужную предметную комнату (слово «кабинет» здесь означает шкаф), а школа длинная, ведь в ней всего два, редко три этажа. Так что движение в коридорах после звонка весьма и весьма оживленное. После четвертого урока 20 минут отводится на ланч.

В конце учебного года каждый ученик составляет список предметов, включая их уровень сложности, которые он хочет взять на будущий год. Поскольку один из восьми уроков — физкультура, то это семь предметов. Так что он набирает себе программу из семи курсов и согласует ее с советником (см. главу «Советники»). Канцелярия утрясает расписания всех студентов и присылает каждому готовое расписание на следующий год. Поменять учителя нельзя, кто достался, тот и будет.

Это расписание включает в себя номер комнаты, куда ты будешь весь год приходить. Например, первый урок каждый день и весь год будет физика (комната 129), второй — всегда история (комната 215), третий — геометрия (комната 117) и т. д. Исключение — физкультура, которая четыре дня в неделю. Обычно за счет нее раз в неделю проводят сдвоенные лабораторные работы. Таким образом, на каждый предмет отводится пять уроков в неделю.

Раз нет классов, то и классных руководителей, в нашем понимании, тоже нет. Каждый студент прикреплен к Home Room, то есть классной комнате. Туда после второго урока на пять минут (поэтому вторая перемена на пять минут длиннее) заходит один и тот же учитель, проводит перекличку и следит, чтобы все ученики прослушали текущие объявления по радио, если надо, раздает им учебные материалы или какие-нибудь формы, которые нужно заполнить и потом сдать в канцелярию или медсестре (справка от врача для участия в соревнованиях, разрешение от родителей на экскурсию и т. п.). Если учителю нечего добавить к радиотрансляции, то он распускает учащихся на перемену.

Типичный урок и домашнее задание

Типичный урок — оживленная лекция. Учитель вовлекает студентов в обсуждение предложенной заранее или излагаемой на уроке темы. Желающие поднимают руку и говорят, учитель подзуживает, обостряет вопросы. Участие в обсуждении — это не опрос, устных проверок знаний здесь не бывает. Некоторые учителя его вообще не оценивают, другие, особенно в языковых и исторических дисциплинах, учитывают по своему усмотрению. Такая форма «добровольного опроса» нацелена на закрепление узнанного и выработку собственного мнения, а не на поддержание в страхе: вызовут — не вызовут. Урок зачастую иллюстрируют показом слайдов через проектор с учительского ноутбука, опытов и фрагментов фильмов на иностранных языках.

Домашние задания все выполняют в письменном виде и сдают в классе или по Интернету — каждый день. Вы можете болеть, прихватить пару дней к празднику (записка от родителей) — пожалуйста, только вот домашние задания надо сдать, и не откладывая, за все дни отсутствия. Изредка вместо, а то и вместе с домашними заданиями случаются более крупные задания — «проекты». Обычно они гуманитарные. Например — сочинить коротенькую пьеску на французском языке и исполнить ее в классе (и повторить на родительском собрании). Или организовать дискуссию «Вы за совместное обучение мальчиков и девочек или против?»: одна группа студентов собирает аргументы «за», другая — «против», остальной класс судит. Часто задают создать презентации (Power Point), например по теме «Таблица Менделеева». Каждый представляет порученный ему элемент: положение в периодической таблице, свойства, применение.

На лабораторную работу по химии (в данном случае это определение плотности жидкостей) уходит полный урок. К концу урока больше половины учеников успевают сделать расчеты, а графики строят дома

Совместная работа, team work, рассматривается здесь как важный навык, приобретаемый в школе, поэтому и проекты, и классные работы зачастую выполняют два-четыре человека. В компьютерной науке (основы информатики и вычислительной техники) командная работа — правило, а не исключение. Задача проекта там ставится в самом общем виде: написать любое приложение для iPhone или придумать игру. Ребята сами собираются по два-четыре человека и работают вместе, иногда весь год. Если что-то не получается, идут с расспросами к другим группам, или учитель подсказывает, с кем надо посоветоваться.

Суммарная оценка за проект у разных учителей варьирует, но в целом она держится на уровне крупной контрольной работы. Вклад каждого в проект обычно не выделяют, всем поровну. Кроме домашних заданий есть контрольные работы (короткие, quiz, на 5—20 минут; более подробные, test, на 40 минут) и экзамены.

Оценки и сложности

Экзамены появляются к концу средней школы, а в старшей их проводят уже каждые полгода. Шпаргалки и списывание на экзаменах и контрольных (но не списывание домашних заданий, особенно в конце 12-го класса!) практически неизвестны. Внутришкольные экзамены, которые составляют сами учителя, могут быть вполне законно подкорректированы, если выясняется, что большинство неважно справилось с той или иной задачей или экзаменом в целом. Тогда проводят шкалирование (scaling): тем ученикам, которые набрали наибольший процент правильных решений, скажем 95%, засчитывают 100%, а остальным добавляют по 5%.

Количество задач или вопросов измеряется десятками; отводимое на экзамен время — 90 минут. Не все, но обычно большинство заданий представляют собой задачи на выбор правильного решения из предложенных ответов. Для подготовки к экзаменам специальных дней не отводят, а сами экзамены идут четыре дня подряд, а то и по два в день.

Все оценки выставляют в буквенной системе: A, B, C, D и F, с добавлением минусов и плюсов. За правильно решенные 93% и более ставят А, 90—92% — А с минусом, и т. д. Только 60% правильных ответов (D-) еще будет зачтено, но меньше — это уже F (failed).

Оценки в школе ставят, но их не сообщают в классе, только родителям и ученику. (Хотя во многих других городах страны сохраняется система ранжирования учеников.) Сейчас родителям просто дают пароль к сайту с текущими отметками их ребенка.

Хотя чужие отметки неизвестны окружающим, ближе к выпуску положение каждого в учебной иерархии не только известно, но и сопровождает заявление ученика о приеме в вуз. Оно обезличено и представляет собой процентную десятку по успеваемости, в которую попал ученик по своему среднему баллу: первая десятка, вторая десятка. Попадание в первую десятку добавляет к аттестату грамоту «С высшим отличием» (High Honors), во второй и третий — «С отличием» (Honors). В каждом выпуске есть лучший ученик года (valedictorian), иногда два, им предоставляется честь произнести речь перед выпускниками на торжественной церемонии. Другую категорию наград составляют призы многочисленных научных (Intel, Merck, Google и др.) и художественно-гуманитарных конкурсов и олимпиад.

Подача документов в вузы завершается 31 декабря, а к 1 апреля все вузы присылают свои решения, и принятым лишь надо, чтобы их не выгнали из школы до получения аттестата. Поэтому во втором семестре последнего, 12-го класса учат- ся только энтузиасты или те, кто заканчивают АР курсы (см. ниже). Конкурс в университеты в первую очередь учитывает средний балл за 10—11-й и первый семестр 12-го класса — так называемый GPA (Grade Point Average), куда входят оценки по всем предметам, кроме физкультуры и здоровья, но включая художественные предметы. Поэтому желающих его повысить бывает много, и главный способ для этого - нет, не просто хорошо учиться. Для этого нужно еще повышать уровень сложности предметов, которые ты проходишь.

Каждый предмет в старшей школе имеет четыре уровня сложности. Названия этих уровней отличаются не только в разных штатах, но даже в округах. Довольно типичный набор: Сollege Level или Advanced Placement (AP, Эй Пи); Accelerated или Honors; CPA или standard; и CPB или essential. Два последних означают «Подготовка к колледжу» (College Preparation) А и В. «А» означает обычный, типичный уровень, «В» — чуть пониже. В аттестате эти уровни имеют разный вес. Если максимум в СРА и CPB оценивают в 4 балла, то максимум в Accelerated (Honors) дает 4,33, а в АР — уже 4,67 балла. Отбор на уровень Accelerated проводят по предыдущим оценкам; на АР, кроме этого, надо сдать вступительный экзамен.

Помимо оценки для выбора многих предметов повышенного уровня есть обязательные условия (prerequisites): чтобы взять продвинутую алгебру 2, надо сдать алгебру 1, а чтобы поступить на АР физику или АР статистику, надо закончить алгебру 2, так что выбор надо планировать далеко вперед. Чтобы остаться на Accelerated уровне на следующий год, достаточно среднего балла В с минусом, но чтобы с него перейти на уровень АР, надо иметь годовое А, изредка могут взять с А с минусом. АР — это высший уровень, соответствует первому курсу университета. Первые три АР курса (европейская история, биология, искусство) разрешается взять в 10-м классе, дальше - больше, а некоторые курсы доступны только в последнем классе.

Самые престижные университеты не рассматривают всерьез аттестаты со средней отметкой ниже 4,25, а это недостижимо без honors и AP курсов. Зато большинство университетов и колледжей в США засчитывают школьный АР курс как пройденный в университете курс. Многие школьники используют эту воз- можность, чтобы получить диплом бакалавра не за четыре года, а быстрее, что при стремительно растущей плате за обучение (последнее время около 10% в год), может сэкономить десятки тысяч долларов. Кроме того, много взятых АР курсов — это плюс при рассмотрении заявления о приеме в вузы, а конкурс в самые престижные колледжи превышает десять человек на место.

Говорят, что была в школе девочка, которая смогла взять 16 АР курсов. Подруга моей внучки осилила 14, но не с максимальными оценками, что снизило ее главный показатель — GPA. Увы, ее не взяли ни в один из выбранных ею престижных университетов. Советница (см. ниже) устроила ее в университет рангом пониже, куда она поначалу и не подавала документы, правда, на полное обеспечение (full ride): она ничего не платит ни за обучение, ни за проживание.

Частные экзамены

Средний балл (GPA) — это важно для поступления в вузы, это свидетельство качества усвоения школьного материала, индикатор стабильного интереса к учебе. После него второй по важности показатель — результаты экзаменов, проводимых частными организациями. Их цель — определить, насколько ученик готов продолжить учебу в колледже, то есть оценить его способности и рабочие навыки, а не сумму накопленных знаний. Для них школа в свободный день предоставляет место и учительский присмотр.

Эти экзамены платные и сдают их только те, кто собираются поступать в колледж, но в хорошей школе это практически все. По сути таких экзаменов два: SAT (Sholastic Assessment Test) и ACT (American College Testing), хотя в более распространен- ном SAT есть дополнительные разновидности. Сдавать можно любой из них или оба и в любом классе. Проводит SAT та же организация, College Board, которая проверяет и оценивает АР экзамены.

Обычный SAT (есть еще предметные SAT или SAT II, которые оценивают именно знания по химии, физике, экономике, языку и т. п.) состоит из трех частей, каждая из которых имеет вес максимум 800 очков: это критическое чтение (critical reading), куда входит проверка способности учащегося анализировать тексты, в частности, сравнить два текста разных авторов на сходную тему; письмо (writing) — умение выбирать правильные средства для передачи мыслей, в частности за 25 минут надо написать сочинение, желательно на пять параграфов с введением и заключением; и основы математики. Кроме заданий на выбор из четырех возможных вариантов, в SAT есть и задания, требующие ответа в свободной форме, причем сложность заданий различна. Он длится 3 часа 45 минут, и время редко бывает лишним.

Конечно, тестирование на сообразительность по такой системе напоминает упражнение в решении задач на скорость и тем самым позволяет оценить только способность решать проблемы, не требующие глубокого размышления, но ведь такие задачи, собственно, и предстоит решать в колледже. Кстати, способность концентрироваться на четыре часа — тоже умение, важное в колледже. Такой экзамен годится для того, чтобы ранжировать учеников для поступления в приличные, но не самые престижные университеты. Он проводится много раз в год, его можно пересдавать, правда, с 2011 года это стоит уже 50 долларов (в прошлом году было 25). В соответствии с будущей специальностью, требования университета к SAT различны в зависимости от специальности, которую выбрал абитуриент: если вы будущий артист, то математическим разделом могут вообще не интересоваться.

Советники

Итак, выпускник получает два важнейших документа: запись отметок аттестата с GPA и результаты SAT и/или ACT. Третий обязательный компонент для успеха при поступлении — это рекомендации, и самая важная из них — школьная характеристика. Советники (Guidance Counselor), которые пишут эту характеристику, играют заметную роль в школьной жизни. Они дают учащимся советы по поведению в школе, выбору предметов на год, изменениям в личном расписании, но, конечно, главная их работа — поступление в вузы. Их задача — знать студентов, а их по 50—60 на советника только в выпускном классе, поэтому они раздают студентам опросные листы, общаются с учителями по поводу своих подопечных и просто призывают их самих заходить почаще. С вопросом «Почему у моего Васи двойка по геометрии?» можно прийти прямо к учителю математики, но все остальное — к советнику, классных руководителей в школе нет.

При поступлении учитывается общественная деятельность — знакомо звучит, не правда ли? Практикуется система рекомендаций из тех мест, где абитуриент работал, по найму или добровольцем. Отдельные учителя, а также внешкольные преподаватели и тренеры художественных, балетных, спортивных, религиозных школ, студий и клубов могут дать свою рекомендацию — по просьбе студента, конечно. Все рекомендации направляются прямо в приемную комиссию (Admission Office) вуза, рекомендуемый их не видит.

Практически все вузы при поступлении требуют несколько рекомендаций и два-три кратких сочинения на свободную или заданную тему: от стандартной «Почему наш университет?» до экзотики типа «А как ты мог бы использовать умение писать задом наперед?». Эти сочинения — не вступительные экзамены (хотя кое-где и они практикуются), это дополнительный, помимо рекомендаций, материал для изучения личности поступающего.

При отборе студентов ценятся достижения в любом виде деятельности, особенно конкурсные. Будущий химик, имеющий диплом лауреата фортепианного конкурса, имеет преимущество при поступлении. Почему? Потому, что этот диплом показывает, что человек может чего-то добиться, победить, а химии научим. Спортивные достижения приветствуются, но в различных вузах в разной мере. В одних перспективных спортсменов ищут, приглашают и полностью или частично освобождают от платы за обучение и проживание. В других это плюс, но при прочих равных. Широко практикуется система собеседований (интервью), которые зачастую проводят прежние выпускники этого вуза, живущие или работающие неподалеку от абитуриента. Бывает и другая схема: представитель приемной комиссии приезжает в места, где много абитуриентов, и проводит интервью с ними в какой-нибудь из близлежащих школ.

По окончании 11-го (не последнего!) класса ученик обычно имеет согласованный с советником список потенциальных вузов для поступления. В нем три примерные градации: на пределе возможного, свой уровень и запас, куда вроде бы должны точно взять. Обычно список состоит из 10—15 названий. Хорошо бы больше, ведь многие выпускники 2011 года получили в ответ на них одно-два предложения, некоторые — ничего, но все имеет свою цену: в 2011 году подача каждого заявления стоила 75 долларов, плюс рассылка SAT в каждый колледж сверх первых пяти — еще пятнадцать (результаты примут только от проводившей экзамен организации).

Колледжи выбирают не только по Интернету или очень информативному печатному справочнику «Fiske Guide to Colleges», включающему только 300 лучших из них, менее 10% от общего числа. В каникулы и выходные множество родителей с детьми путешествуют по стране, посещая дни открытых дверей в пред- полагаемых местах будущей учебы, чтобы самим увидеть, где дитятко будет жить, что есть, чему и как его будут учить.

Математики, химики, гуманитарии

Беда американской школы — математика. Запуганные ее жупелом педагоги ввели в средней школе «связанную с жизнью» математику (connected math), которая «доходчиво», то есть по готовым формулам, учит вычислять площадь амбара или периметр забора. Хотя в средней школе самое бы время оттачивать способности к абстрактному мышлению. В результате у детей развивается не понимание, а страх перед той самой дисциплиной, которая призвана создавать упрощенный, идеализированный образ сложных явлений в естественных науках. Если дома понимают, что происходит, и помогают ребенку, то можно уйти на год вперед: получить «отлично» в седьмом классе и в восьмом взять вместо Connected math нехитрую, но хотя бы разумную алгебру 1. Строгая математика появляется только в геометрии за 10-й класс или АР курсах математического анализа (Calculus).

Компьютерные классы в школе оснащены вполне прилично, но без роскоши. Их два в математическом департаменте (для геометрии и информатикии) и два в художественном, где проходят уроки архитектуры и компьютерной графики и дизайна. На уроках информатики изучают языки программирования Visual Basic и Java и реляционные базы данных.

Естественнонаучные предметы преподают на вполне достойном уровне. Обязательная химия в средней школе — это Периодический закон, строение атома, валентность и связи, молярные отношения, выражение концентраций. Биохимию проходят в курсе биологии, в нее входят метаболические циклы, строение углеводов, белка и ДНК. Годичный АР курс химии в старшей школе включает в себя газовые законы, строение кристаллов и растворов, кислотность и основность, окислительно-восстановительные реакции, строение молекул (s- и p-связи, гибридизацию, основы теории орбиталей, хиральность, изомерию), равновесия, уравнение Аррениуса и кинетику, начала органической и аналитической химии. Освоение такого курса в школе — серьезный труд, впрочем, то же относится и к курсам биологии и физики.

В лабораторных работах используют как нехитрые инструменты типа электронных весов, горелок, пипеток, бюреток, так и старый надежный спектрофотометр Spectronic 20, разработанный еще в конце 50-х и многократно модифицированный. Если кто помнит советский СФ-4, то Spec еще компактнее и проще. Результаты усредняют: «один опыт — не опыт».

Однако большинство выпускников школы выбирают на будущее гуманитарные специальности: политику, бизнес, искусство, психологию, языки, поэтому гуманитарная составляющая американского обучения проходит на очень высоком уровне. Мировая литература, кино и общество, Ближний Восток, русская история, макроэкономика, правительство США, шесть уровней китайского, четыре испанского — это просто примеры навскидку из предлагаемых гуманитарных курсов. С самого раннего возраста ученики усваивают конструкцию не только предложения, но и всего сочинения. Школьное сочинение (essay) в средней школе по любому предмету состоит не просто из введения, обсуждения и заключения. Расположение, назначение и объем каждой фразы в нем определены и закреплены многократным практическим повторением. В старшей школе для уроков творческого письма (есть такой предмет по выбору) дети ежедневно пишут по одной странице произвольных текстов или по рассказу раз в неделю.

Хотя в старшей школе обязательны только два года иностранного языка, колледжи обычно требуют не менее трех лет, и те, кто собираются поступать, вынуждены этому следовать.

Французский язык, начатый в 6-м классе (в начальной школе вполне без толку проходили испанский), дети знают достаточно хорошо, чтобы спокойно читать в оригинале «Маленького принца» и расспросить о дороге в Париже. С предметами по эстетическому воспитанию (живопись, рисование, кино, танцы, музыка, драма и пр.) здесь все в порядке, но подробнее о них говорить не будем. Подрабатывая летом в кинотеатре, моя внучка теперь не столько отрывает корешки билетов или продает попкорн, сколько расписывает стекла входной панели сценами из новых фильмов — хорошо учили рисованию и живописи, стало быть.

Не только уроки

По окончании учебного года в начальной, да кое-где и в средней школе устраивают Клубничный фестиваль (Strawberry Festival) — праздник на школьном дворе со множеством аттракционов, лотереями, состязаниями (какой визг стоит при перетягивании каната!), призами, мороженым, хот-догами. В это время действительно поспевает клубника, но в наши дни это уже к празднику отношения не имеет. В общем развлечении участвуют полицейские: измеряют своими радарами скорость бросания бейсбольного мяча. Одного из учителей приносят в жертву: сажают над прозрачным ящиком с мишенью, заполненным водой, и, если кто-то попадает в мишень, люк открывается и... жертва веселится со всеми вместе — жарко же.

В средней и особенно в старшей школе, где нет постоянных учебных коллективов, социальная жизнь разводит детей по группам, «кликам». В школе есть родительский комитет, почти на все мероприятия, кроме дискотек, родителей приглашают. Развлечения не заслоняют учебу, но создают благоприятный фон. В школьных печатных журналах публикуют литературные произведения и рисунки студентов, обычно из домашних заданий повышенных курсов. Школьная библиотека выписывает 140 журналов, включая некоторые научные. В холлах и коридорах сменяют друг друга выставки работ школьников, популярны концерты школьных оркестров, спортивные соревнования с другими городками, но центральное событие года — постановка мюзикла, на который собирается вся школа; даже баскетбольный матч учителей против учеников не вызывает такого наплыва зрителей.

Как известно, даты в США начинаются с месяца, поэтому 23 октября отмечают День моля (не забыли — 6,02х1023, число Авогадро). В этот день на химии устраивают пиротехнические безобразия, и пожарную сигнализацию в школе приходится отключать. Число пи равно 3,14 с копейками, так что 14 марта — Pi Day (пай дэй), рекомендованный конгрессом США для празднования по всей стране. Поскольку слово «пирог» (pie) звучит точно так же, то в этот день на математику приносят пироги, естественно, в форме круга, желательно самодельные. Там их тщательно разрезают, и дальше уже никакой математики. Всякий студент, изучающий в старшей школе физику, должен построить из деревянных зубочисток с помощью клея ПВА мост (для игрушечной машины) длиной 25 см и весом не более 60 граммов. Затем в обстановке всеобщего ажиотажа по строгим правилам ломают мосты, прошедшие ранее квалификационный минимум прочности. За самый прочный мост, а хорошие выдерживают и 50, а то и 70 кг, дают награду, которую упоминают в заявлении на прием в колледж.

На уроках физкультуры школьники лазают на высоте 5–6 метров со страховкой. Предварительно, конечно, тренируются на полуметровой высоте

Невозможно не восхищаться типичными стадионами пригородных школ с полноразмерными футбольными и бейсбольными полями, теннисными кортами, беговыми дорожками, освещением и трибунами на сотни зрителей. Столь же невозможно перечислить все клубы (кружки): дискуссионный, кино, шахматный, философский, ботанический, этнические и т. д., и т. п. Чтобы создать новый клуб, достаточно найти учителя, готового присутствовать на его собраниях (это входит в обязанности учителей), и, если надо, собрать или заработать деньги на его функционирование. Около школ не редкость объявления вроде «Моем машины за 5 долларов для сбора средств на фехтовальную команду».

До 12 лет детей запрещено оставлять одних — могут запросто лишить родительских прав, но с 13 лет ребенок имеет право работать, и многие начинают подрабатывать репетиторами или присматривая за маленькими детьми. Надо заметить, что работа старших школьников скорее правило, чем исключение. Это и возможность познакомиться с разными сторонами бытия (как вам — месяц обихаживать тропинки в национальном парке на Аляске, потом недельная экскурсия по этому штату?), и способ заработать карманные деньги. Просто так их и миллионеры не дают: непедагогично.

В религиозной и даже ханжеской Америке как религия, так и пропаганда атеизма в государственной школе не допускаются. Вообще вмешательство округа в учебный процесс — редкость. Но вот пример: захолустный школьный округ в Пенсильвании проголосовал за введение в школе, кроме эволюционной теории, еще и креационизма (точнее, так называемой теории разумного замысла — intelligent design). Бурный протест образованных учителей и родителей привел ко второму «обезьяньему процессу» — судебному разбирательству, точку в котором пришлось ставить уже Верховному суду США в 2005 году.

Зато в школе учат терпимому отношению к разного рода «инаковости», от расы до сексуальной ориентации. Азиатские дети в хорошей школе составляют на глаз процентов 10—15, афроамериканские — около двух. Расовые трения в хорошей школе обычно не бывают серьезными. Во всяком случае, среди друзей моих внучек представлены все расы.

Мотивация школьников

Моя шустрая внучка еще в шестом классе спросила китайскую подружку, круглую отличницу: «Чего надрываться ради А (пятерки), в чем разница, если будет А с минусом?» — «Разница будет в колледже, в который ты сможешь поступить», — был немедленный ответ.

Есть внутренняя мотивация, когда человек жить не может без знания и понимания, будучи даже в совершенно неподходящих для учебы условиях, как у Сократа, Ломоносова, нашего уже покойного современника, математика (и не только, он много для биологии сделал) И.М.Гельфанда. Сходное, пусть не столь масштабное, явление — ученики спецшкол в России и Америке.

Мотивация внешняя — это прежде всего установка в семье и стремление поступить в более престижный колледж. В развитии такой мотивации большую роль играют также учителя и сверстники, друзья: «С кем поведешься...». Вот внешнюю мотивацию и создает среда, в которую попадают ученики хороших школ. У молодой американской семьи среднего достатка есть выбор: купить (в рассрочку, конечно) роскошный дом в округе с посредственной школой или скромный домик в районе хорошей школы. Те, кто выбирают второй вариант, попадают в круг сосе дей-единомышленников: людей, ценящих образование своих детей выше личных удобств. В этой среде будут лучшие учителя, получающие в хорошей школе более высокую зарплату и работающие в нормальной человеческой атмосфере, будут сверстники, прошедшие отбор на мотивацию, если не внутреннюю, то хотя бы под давлением своих семей. Не вижу здесь большой разницы с российскими хорошими школами, лицеями, гимназиями и т. п.

Не желающих учиться хватает везде, дело в степени нежелания. Количественных данных у меня нет. Скажу так: в хорошей школе отнюдь не все рвутся к знаниям, но не бывает такого, что- бы кто-то пытался сорвать урок. Когда половина хочет учиться, а другая не знает, чего она хочет, то учеба идет вполне успешно. Если же в классе половина активно не желает ничего делать, то единицам, которые хотят учиться, приходится туго. Трудно ожидать от ребенка высокой мотивации к учебе, если он ест один раз в день - на бесплатном ланче в школе, поскольку его родители все тратят на наркотики или пропивают. Есть города, где дети, получающие бесплатный ланч, составляют абсолютное большинство, пусть он и не единственная их еда за день.

Заключение с послесловием

Я рассказываю лишь о своем опыте и не пытаюсь убедить вас, что американская школа — лучшая в мире. Я начал рассказ с того, что есть совершенно ужасающие школы и их, вероятно, не меньше, чем хороших. Но подчеркиваю, что рядом со школой моих внучек, вперемешку есть и плохие школы, и школы такого же уровня, как у них. Я бывал в них, говорил с родителями, читал о них отзывы, смотрел их рейтинги. Наша — не исключительная.

Американская система школьного образования не идеальна, но в своей лучшей форме она отвечает запросам современного постиндустриального американского общества. По существу, выбор вариантов обучения в ней свободен только в одну сторону — где труднее. Что полегче, то обязательно. Хотя еще один выбор, пожалуй, тоже есть: не хочешь учиться — не учись (после 16-летия). Не все учащиеся могут использовать предоставляемые им возможности полностью, нужен природный минимум способностей и постоянное внимание, да-да, «семьи и школы». Лучшие американские школы хороши, но системы, которая обеспечивала бы всем равные возможности для развития, здесь нет. Да и где она есть или хотя бы была?

Вчерне закончив эти байки, я сел читать «Химию и жизнь» за июнь 2011 года и обнаружил статью «Чему учить на уроках химии?». Мне кажется, что мои заметки вполне согласуются с некоторыми высказанными в ней мыслями. Гуманитарный крен в американском школьном образовании уже привел к тому, что специалистов по компьютерным и даже некоторым естественным наукам и технологиям приходится импортировать. Это легко осуществимо для США из-за более высокой зарплаты и лучшей организации работы. У России и в перспективе нет такой возможности, оставшихся бы удержать, поэтому система школьного образования для нее нужна самодостаточная, гораздо более научно-ориентированная, чем в США. Ведь из технаря переквалифицироваться в гуманитария можно, а в обратном направлении не получается. 

Еще по теме

Очередные проекты реформ образования вызвали острую дискуссию в обществе. Однако разговоры о стандартах, часах и предметах оставляют в тени очень важный, основополагающий вопрос: зачем учить ребенка, зачем вообще нужна школа? 
>>
Падение интереса к естественным наукам у школьников — явление, к сожалению, закономерное. К сожалению — потому что это отрицательно сказывается на общем умственном и, как ни странно, нравственном развитии, мешает стать по-настоящему свободным человеком. Да и сами фактические знания, получаемые на уроках естественных наук, в частности, химии, тоже нужны взрослому человеку, даже не связанному с ними профессионально. В нашей стране удар по среднему образованию наносит еще и реформа, переводящая естественные науки в разряд предметов "по выбору". Автор объясняет почему так нужна химия для полноценного среднего образования и предлагает изменения в школьной программе, которые должны повысить интерес к нему у школьников. >>

Как-то раз принимали мы с коллегой экзамен. Занятие это многочасовое, и мой напарник пошел слегка освежиться. Однако через пару минут он снова появился в аудитории и отдал студентам команду, от которой я слегка опешил:

— Всем поднять волосы!

>>

Мы все преподаем в МИЭМе студентам, а некоторые, кроме того, и в других вузах: гуманитарных, технических, кое-кто даже в настоящем университете. Но рассказы коллег — это не то, что опробовано на своей шкуре. Так что это взгляд в основном на сегодняшний московский уровень старшей школы и вуза, причем вуза из приличных, а по компьютерным специальностям — одного из лучших. Но большая часть написанного относится ко всем вузам, городам и школьникам.

>>

Высшее образование в Америке повсеместно платное, однако практически каждый разумный выпускник школы может закончить колледж. Только не надо думать, что это просто. Чем способнее и настойчивее малоимущий абитуриент, тем выше его шансы получить диплом с посильными затратами или даже бесплатно. Во-первых, плата за обучение в колледжах в зависимости от их престижа может различаться в пять, а то и в десять раз. Во-вторых, есть организации и люди, которые полностью или частично заплатят за обучение студента, если увидят, что он того стоит...

>>