Образование

Вокруг американского университета
Хуторецкий М.В.
(«ХиЖ», 2012, №6)
s20120616 univer1.jpg

Медицинский центр Мичиганского университета, у которого больше 500 зданий


Читатели «Химии и жизни» уже узнали, как устроена и работает хорошая американская школа, благодаря статье кандидата химических наук, доцента В.М.Хуторецкого (2011, № 10). В этом выпуске журнала мы предлагаем вам поближе познакомиться с американской высшей школой. К сожалению, объемный материал, который подготовил Валериан Матвеевич на эту тему, не может быть опубликован в журнале полностью, но мы постарались сохранить самое, на наш взгляд, значимое и интересное.


Высшее образование в Америке повсеместно платное, однако практически каждый разумный выпускник школы может закончить колледж. Только не надо думать, что это просто. Чем способнее и настойчивее малоимущий абитуриент, тем выше его шансы получить диплом с посильными затратами или даже бесплатно. Во-первых, плата за обучение в колледжах в зависимости от их престижа может различаться в пять, а то и в десять раз. Во-вторых, есть организации и люди, которые полностью или частично заплатят за обучение студента, если увидят, что он того стоит. В-третьих, можно учиться и подрабатывать. И наконец, можно взять заем, учиться в долг - в Америке почти всё покупают в кредит.

С дипломом какого-никакого колледжа в руках получить следующие степени - магистра и доктора (Ph.D, российский кандидат наук) - уже легче. Я не говорю «легко», я говорю «легче».


Анатомия университета


Первые американские университеты, основанные еще в XVII-XVIII веках, вырастали из школ, где готовили самых востребованных в то время специалистов - священников. Постепенно добавлялись другие полезные специальности: учитель, врач, юрист и т. д. Наиболее старые и почитаемые из этих университетов Восточного побережья составляют сейчас неофициальную престижную Лигу Плюща - Ivy League, которая изначально была (да и остается) просто их спортивной лигой. Складывались американские университеты по-разному, поэтому сейчас в университете могут учить Бог знает чему, ведь слово «университет» и означает «универсальный». В университетах США, как правило, можно изучать и медицину, и разные виды искусства, что для России непривычно.


s20120617 univer2.jpg
Общежитие Университета Лихай


Заметную роль в высшем образовании США играют политехнические и технологические институты. Среди них такие гранды, как Массачусетский технологический институт (MIT) и Калифорнийский технологический институт (CalTech).

Качество обучения в лучших вузах США очень высокое. Поэтому в 2010 году в США училось 723 000 иностранных студентов, на 32% больше, чем 10 лет назад. Они составляли 2,5% соискателей степени бакалавра, 10% — магистра и 33% аспирантов. Качество обучения падает с рангом, и в массе университетов низшего уровня оно вполне посредственное хотя бы потому, что подготовка основной части школьников слабая, особенно по математике, да и внимание к науке в целом недостаточное. Взгляд на это у американца простой: несколько тысяч самых-самых можно отобрать из того, что есть, а Эйнштейнов завезем.

Устройство американских университетов со стороны выглядит мозаичным. Самое простое деление мне пока встретилось в столетнем Университете Карнеги-Меллон (Carnegie Mellon University, CMU), который состоит всего лишь из технологического института, четырех колледжей и двух школ. Казалось бы, не так уж сложно? Ничего подобного! Внутри колледжей обнаружились не просто отделы и центры, но институты.

В первом приближении колледж отличается от университета тем, что в нем учатся до бакалавра, тогда как в региональном университете присуждают степени и магистра, а в национальном - доктора философии, PhD. Но именно в первом приближении. Слово «колледж» может означать и университет (Дартмутский колледж — весьма престижный университет, член Лиги Плюща), и факультет университета, и двухлетнюю низшую ступень высшего образования, очень приблизительный русский эквивалент которой — незаконченное высшее.

Широко распространенный вид института — колледж свободных искусств (Liberal Arts College), в котором придерживаются традиций широкого классического образования, не входит в состав университета. Другие характерные черты этих институтов — малая численность (сотни, редко две тысячи студентов) и прямой контакт студентов и профессоров: здесь семинары ведут не аспиранты или будущие магистры, как это обычно принято в университетах, а профессора. Однако среди достоинств этих колледжей отсутствует дешевизна.

Слово «school» (школа), как и «college», обычно означает факультет (в Гарвардский университет входят множество школ, не обязательно четырехлетних, как колледж), но не только: зачастую этим словом обозначают вообще любой вид образовательных учреждений, вузов в частности. Выпускников называют по году предстоящего или состоявшегося выпуска: принятые в 2011 году — это класс 2015.


От подмастерья до мастера


Совсем недавно в США только 30% рабочих вакансий требовали той или иной формы обучения после школы, к 2018 году их будет 60%. Конечно, выпускники школ могут пойти на курсы и получить сертификат социального работника, бухгалтера, пользователя продукта Microsoft и т.п. или государственную лицензию водителя, летчика, строителя, водопроводчика и др. Однако до 70% выпускников школы предпочитают поступить в колледж, хотя оканчивают его около 40%.

Обучение в двухгодичном местном колледже (он же городской, районный или младший) приносит выпускнику степень помощника (associate). Четырехгодичный колледж дает степень бакалавра. Студенты, добивающиеся этих степеней, называются undergraduates. Те, кто учатся дальше, до получения степени магистра, называются graduate students. Аспиранты - это уже postgraduates, PhD candidates или doctoral students.

Доля людей с образованием от бакалавра и выше за последние десять лет выросла с 25 до почти 30%. Число вузов и учащихся удалось найти только на 2008-2009 годы, оно приведено в таблице 1. На уровне магистратуры и выше училось около трех миллионов человек, из них половина добивались степени в образовании и бизнес-администрировании. На магистров науки приходился 21%.

s20120616univertabl1.jpg

Менее 30% бакалавров продолжают обучение после получения этой самой массовой степени. С другой стороны, около трети всех бакалавров работают на должностях, где до недавнего времени вполне обходились без диплома о высшем образовании. Судя по газетам и телепередачам, около полутора миллионов (53,6%) выпускников колледжей в возрасте до 25 лет или не смогли найти себе работу за истекший год, или работают при неполной занятости, или подались в водители, официанты и т.п. В 2000 году их было только 41%.

Колледжи можно грубо поделить на самые селективные, селективные и неселективные, или попросту неразборчивые. К последней категории обычно относятся местные двухлетние колледжи. Грозное слово «недобор» для них вполне актуально. Они принимают всех желающих, не вдаваясь в мелкие подробности вроде GPA, SAT, AP, рекомендаций, был бы аттестат или нечто его заменяющее (о реалиях американской школы см. «Химию и жизнь», 2011, № 10). Даже нелегалы, не имеющие обязательного номера социального страхования, иногда попадают в такой колледж. В конце концов, каждый студент приносит ему деньги, будь они личные или государственные. Надо признать, что типичный студент такого колледжа изначально довольно невежествен. В том, что касается естественных наук, после двух лет успешного обучения (а успевающие — отнюдь не все!) выпускники выходят лишь на уровень АР (эй-пи) курса хорошей школы, что примерно соответствует первому курсу университета

В такие колледжи поступают не столько ради диплома (настоящее высшее образование начинается все-таки со степени бакалавра), сколько из экономии. Обучение в нем стоит 5-7 тысяч долларов в год, и за жилье платить не надо, студенты живут дома, в пределах автомобильной досягаемости от колледжа, так что стоянка у него большая, а общежитие обычно не предусмотрено. Многие даже не приходят за дипломом и отправляют в университет просто запись отметок. Большинство (75%) не заканчивают обучение за два-три года, многие учатся и четыре, и пять лет, тем более что несданный курс надо проходить заново, пересдачи экзаменов в США нет вообще. Но платят тогда не за все, а только за те курсы, которые повторяют, - есть прейскурант. Родители далеко не всегда могут вносить деньги за своих чад, обычно студентам приходится самим подрабатывать, а то и работать полный рабочий день. На этот случай есть вечерние занятия, которые посещают примерно треть учащихся.

Следующие два года небогатый соискатель более высокой степени, скорее всего, учится в близлежащем региональном университете. Обычно сюда уже худо-бедно отбирают (по среднему баллу аттестата и результатам экзаменов SAT или ACT). Плата за обучение — 7-8 тысяч в год для местных жителей и 15-16 для жителей других штатов. Большинство студентов по-прежнему живут дома, что заметно дешевле, хотя расходы на дорогу и возрастают. Если не дома, то приходится платить за общежитие еще 7-8 тысяч. Этот университет дает уже полноценный диплом бакалавра, хотя в конкуренции за хорошую работу такой диплом — не самый сильный козырь.


s20120618 univer4.jpg
Этот дом в кампусе Мичиганского университета снимают на учебный год двадцать студентов


Примерно три четверти первокурсников, поступивших в колледжи с серьезным конкурсом, происходят из семей, входящих в верхнюю половину по доходам. В местных колледжах почти 80% студентов — из семей с низким доходом.

Пропуская промежуточные градации (популярный справочник Бэррона насчитывает их шесть), отметим, что в наиболее селективный колледж требования очень крутые: средний балл (без учета поправок на АР) выше 3,8 (из 4); результаты SAT - 2100 и выше (из 2400); АР курсы, солидные рекомендации, внешкольные достижения, хорошие эссе. Обычный конкурс здесь 5-10 человек на место, и подают сюда только лучшие, те, кто имеет хоть какие-то шансы, иначе бессмысленно тратить 75 долларов на подачу заявления. Выпускник такого колледжа может рассчитывать на высокую начальную зарплату в престижном месте. Со временем это стартовое преимущество стирается и остается фактическая разница в способностях и умениях, которые могут оказаться выше у человека с более скромным началом карьеры. Случается это не так часто, очень уж тщательно отбирают будущих студентов приемные комиссии элитных вузов.


Раса, религия и льготы в вузе


Нет сомнения, что расовые, этнические и религиозные различия играют важную роль в жизни пестрого и многослойного американского общества. Они сказываются и на образовании. Пройдя через ту же самую школьную систему, представители разных рас и этнических групп показывают разные, но довольно стабильные по годам результаты. Для SAT (американского прародителя ЕГЭ) в разделе математики, где максимально возможная оценка — 800, результаты за 2011 год таковы (в скобках — за 2003 г.): азиаты — 596 (575), белые — 535 (534), американские индейцы — 488 (482), латиноамериканцы — 463 (464) и афроамериканцы — 423 (426). У американских «азиатов» (дети выходцев из стран Юго-Восточной Азии - Китая, Кореи, Индии) показатели не только выше, но и отрыв со временем увеличивается.

Параллельно этим цифрам растут и доходы. По данным статистического обзора за 2012 год, медианный (половина получает меньше, другая — больше) доход на семью в 2009 году в США составил 49,8 тысячи долларов в год. По расам он разделился так: азиаты — 65,5; белые — 51,9; латинос всех рас — 38,0 и чернокожие — 32,6.

Как это сказывается на высшем образовании? В элитном Йеле из 1300 принятых в 2011 году первокурсников 20% в заявлениях о приеме в графе «раса» проставили «азиат», 15% отметили две расы, одна из которых — азиат. Надо заметить, что доля азиатов в населении страны 4,8%. Это не значит, что к азиатам не относятся предубежденно, не чинят им препятствий. В престижном Беркли после принятия в Калифорнии закона, запрещающего пункт «расовая принадлежность» в заявлении на прием, количество азиатов удвоилось — с 20 до 40%.

Браки белых с азиатами широко распространены, и количество евроазиатских детей примерно равно количеству евроафриканских, хотя доля азиатов в населении в три раза ниже, чем афроамериканцев. В азиатских и смешанно-азиатских семьях родительская власть и требования к учебе гораздо выше, чем у других этносов. В сравнительном исследовании опрашивали 50 американок и 48 китайских мам, относительно недавно эмигрировавших в Америку. В западной группе 70% мам считали справедливыми утверждения, что «сосредоточиваться на академических успехах нехорошо для детей» и что «родители должны придерживаться мнения, что учеба - это развлечение, удовольствие». Никто из восточных мам не согласился с этими идеями. В других исследованиях показано, что азиатские родители в Америке уделяют академической подготовке своих детей примерно в десять раз больше времени, чем белые американцы.


s20120619 univer5.jpg
Скульптурная композиция на территории Университета Карнеги-Меллон


О наиболее проблемной черной части спектра абитуриентов. Еще президенты Кеннеди, а затем Джонсон в 60-е годы добивались равноправия для афроамериканцев. Постепенно это превратилось в практику «позитивной дискриминации», предпочтения представителям «ранее угнетаемой расы, языка, цвета кожи, пола или религии» при приеме в вузы и на работу. Верховный суд США в 2003 году принял противоречивое решение: с одной стороны, университетам следует учитывать при приеме, наряду с другими факторами, расу и этническое происхождение абитуриентов для обеспечения «разнообразия» своих студентов, с другой стороны, они не имеют права устанавливать процентные нормы или систему очков за расу. Это означает - крутитесь, как можете, но сделайте так, чтобы учились не только белые, а теперь уже — не только белые и азиаты. Вот наглядный пример реальности проблемы: в 2011 году в Принстон не приняли многих азиатских и белых абитуриентов, входящих в первые десять процентов по успеваемости одной из лучших школ штата, а черную девочку из пятого процентного десятка той же школы - взяли. И не думайте, что ее родители — несчастные бедняки, они оба окончили вузы, причем мама — не что-нибудь, а Гарвард, оба работают. Новый иск о дискриминации белой соискательницы при приеме в Университет Техаса, уже дошел до высшей судебной инстанции и будет рассмотрен в 2012-2013 гг.

Как водится, долго не решаемая проблема вылезла другой стороной. В Америке обычный человек, отнюдь не расист, выбирая себе врача, адвоката, президента, вообще любого специалиста, теперь вынужден обращать внимание на цвет его кожи. Может, он получил эту работу не потому, что сам по себе хорош?

Решение проблемы лежит, вероятно, в экономической плоскости: давать больше грантов студентам из малообеспеченных семей, а не вводить расовые законы. Действительно, сейчас разница в доходах примерно вдвое сильнее сказывается на числе бакалавров внутри сравниваемой группы, чем разница между белыми и черными. Пятьдесят лет назад ситуация была обратной.

Борьба за женское равноправие в высшем образовании (опять же — не в жизни вообще) вылилась в полное преобладание женщин как среди нынешних студентов, так и среди выпускников недавних лет: обычное соотношение женщин и мужчин 3:2. Но не везде: в инженерных и математических специальностях их по-прежнему мало. Компьютерный факультет (школа) CMU зазывает девочек рекламой и уже дошел до 32% в 2011 году, хотя никаких поблажек при приеме и в учебе они не получают. Уверяют, что вместе с этим уменьшается количество немытых, нечесаных, голодных и заспанных созданий, которые раньше заполняли аудитории. Все как было в Физтехе конца 70-х, пока там не ввели норму: хотя бы две девочки на группу из 15 человек.

Большинство, если не все вузы США отдают предпочтение отпрыскам своих прежних выпускников, это называется «наследственные студенты». По некоторым исследованиям, их шансы на поступление в 5-7 раз выше, чем у прочей публики. Даже у перспективных спортсменов (тоже льготная категория) эти шансы выше только в три раза. Понятно, что родители этих студентов будут и дальше вносить пожертвования своему университету, но где же здесь равные возможности?

Есть только одна привилегия, которая не вызывает у меня протеста. Это льготы при поступлении участникам военных действий или просто отслужившим свой срок в армии. В Америке это имеет пристойную форму: государство полностью или частично платит, но поступить и удержаться надо самому.

Еще одна непростая тема - образование и религия. Конституции семи из 50 штатов США запрещают атеистам занимать государственные должности, а в марте 2012 года обе палаты конгресса штата Теннесси официально разрешили обсуждение на уроках науки «альтернативных научных теорий». Так что теперь уже в двух штатах (первый - Луизиана) действуют такие разрешения. Понятно, что имеется в виду в первую очередь альтернатива теории эволюции, хотя в 2005 году Верховный суд уже признал преподавание креационизма в государственных школах незаконным вмешательством религии в образование. Но никто не мешает учить ему в частных и религиозных школах, которых великое множество, так что половина американцев и слышать не хотят об эволюции человека.


Два из трех


Классическая триада студенческих занятий—учеба, сон и отдых. Конечно, значительную часть последнего раздела составляет «отдых по хозяйству», ведь поесть когда-то надо, да и американский стандарт аккуратности предусматривает ежедневный душ и смену рубашки. Однако и на развлечения что-то остается, весь вопрос - с чего начать? Как говорят американцы: работать, спать и развлекаться вполне можно, надо только выбрать какие-то два из этих трех занятий. К сожалению, тенденция к росту времени на отдых и общение такова, что это уже сказывается на учебе. В солидном университете Беркли это время в 2003 году составляло 25 часов в неделю, в 2008-м оно дошло до 41, а на учебу суммарно осталось 28 часов. Что говорить о вузах попроще?

Учебная нагрузка разнится в разных вузах и сильно зависит от выбора студента. Чтобы считаться очным студентом, занятым полный день, учащийся должен присутствовать на занятиях 12 часов в неделю. Тогда он может претендовать на получение государственной помощи. Обычно студент набирает себе четыре курса (предмета) в семестр, реже пять, как исключение - шесть. Разница в числе часов посещения с российскими вузами восполняется в США обязательностью подготовки к занятиям. Здесь на каждый час в аудитории принято два-три часа заниматься самому. Учебная нагрузка первокурсника школы компьютерных наук в Университете Карнеги-Меллон, одной из лучших в США по этой специальности, рассчитана на 55-60 часов в неделю, включая аудиторные часы; не думаю, что аспирант в России работает больше.


s20120620 univer6.jpg

Комплекс зданий MIT в Бостоне, архитектор Фрэнк Гери


Но разница не только количественная. Российский вуз сам составляет список необходимых предметов, и они обязательны для всех студентов, зачисленных в ту или иную группу. Студент в Америке не входит ни в какую группу и учится по индивидуальному расписанию. Он сам выбирает себе курсы по его вкусу и интересам, но с учетом некоторых обязательных требований. Нельзя, скажем, стать химиком, не сдав курс общей химии. К любому из курсов могут быть предварительные условия: так, прежде чем брать матричное исчисление, надо сдать алгебру выше школьного уровня.

Не хочу утверждать, что какая-то из этих двух систем явно лучше, у каждой есть свои достоинства и недостатки. Отмечу лишь, что американский подход не означает вольницы. Чтобы окончить колледж, нужно сдать 36-40 курсов, из них 15-20 по выбранной специальности; скажем, для компьютерной науки это не менее 16 курсов по основной специальности и не менее 5 по математике. Больше - пожалуйста. Есть и общие гуманитарные требования, нельзя же совсем дикарей выпускать. Умело выбирая курсы и приложив дополнительные усилия, можно за те же четыре года получить диплом с двумя специальностями, можно даже с одной научной, а другой - гуманитарной.

Пятница и суббота в колледжах — дни вечеринок. Спиртное в Америке разрешено только с 21 года, однако пьют почти все. Особенно удобно это делать на вечеринках в мужских общежитиях - братствах (fraternity), где вход стоит дешево, для девушек иногда и бесплатно, а старшекурсники покупают алкоголь уже легально. Марихуану покуривают в сторонке, но не сильно маскируясь. Кокаин и героин — другое дело, поймают — прощай, университет.

Сон у студента - величина переменная, именно за счет него он обычно экономит время. В том же CMU, по оценкам замдекана факультета компьютерных наук, студент спит только часов пять в день. Надеюсь, что это все же преувеличение.


Что там внутри?


А там — что хочешь. Поступая в колледж, многие в разделе о специальности пишут: «Еще не решил». Кое-где это решение надо принять после первого или второго курса, кое-где его можно изменить и на четвертом (последнем!). Особенно славится своей либеральностью Университет Брауна. И речь идет не о выборе между электрохимией и химией полимеров, выбор может относиться к тому, филологом или физиком вы собираетесь стать. Но это крайности; специализация вполне может начаться и с первого дня, как только вы составили и согласовали свое расписание. Более того, выбор колледжа, в который вы подаете внутри университета, уже ограничивает круг специальностей, поскольку конкурс в них разный и переход может быть затруднен.

Лишь один из шести американских граждан, оканчивающих колледж, выбирает STEM-специальность (Science, Technology, Engineering, Mathematics), тогда как среди иностранцев, обучавшихся в США, таких больше трети.

s20120620 univer tabl 2.jpg

«От сессии до сессии живут студенты весело, а сессия всего два раза в год» — только не в США. Здесь сессия обычно четыре раза в год. Курс, как правило, рассчитан на один семестр, а потому в нем есть два экзамена, промежуточный и итоговый. Изредка случается и два промежуточных экзамена. Количество домашних заданий и прочих контрольных и проектов целиком зависит от преподавателя. Все они письменные.

Учебный год состоит из 30-31 недели. Число лет обучения не ограничено, только плати денежки. Многие вузы приводят в справочниках число студентов, заканчивающих четырехлетний курс за шесть лет, и больше 80% — хороший показатель, средняя цифра — 60%.

Отметки обычно не разглашают и, в отличие от школьных, их не раскрывают родителям. Если что не так, то студент сам должен поднажать, позаботиться о себе. Для этого во всех серьезных вузах есть широкая система помощи, дополнительных занятий. Хорошо успевающих студентов, часто уже со второго семестра, приглашают, чтобы они вели консультации и оценивали домашние задания. Аспиранты или старшекурсники руководят семинарами, лабораторными работами и проверяют контрольные работы. Платит им за это университет.

Каникулы привязаны к местным праздникам: День благодарения (последний четверг ноября, всего отдыхают 4-7 дней); Рождество или окончание семестра, кто что отмечает (с 16-24 декабря по начало — середину января); неделя в конце февраля - начале марта, а также отдельные праздничные дни. Учебный год тоже устроен по-разному: начинается от середины августа до середины сентября и заканчивается от конца апреля до конца мая. Летние каникулы - это замечательно, но американские студенты летом далеко не всегда отдыхают. Одни зарабатывают себе на учебу и пропитание, другие ведут научную работу или изучают дополнительный курс (в своем или зарубежном университете), третьи работают на резюме. Последнее требует пояснений.


s20120621 univer8.jpg

Центр Б.Гейтса по компьютерной науке в Университете Карнеги-Меллон в Питсбурге


При поступлении на работу требуется представить резюме или чуть более подробное описание жизни — Curriculum Vitae (CV), в которых отражены ваше образование и опыт. Отсутствие опыта и есть та причина, по которой молодой специалист долгое время не может найти себе работу после окончания колледжа. Поэтому заглядывающие в будущее студенты летом работают, зачастую бесплатно, за строку в резюме: «работал там-то», по возможности близко к специальности. Знакомые коренные американцы уверяют, что отсутствие летней работы - просто-таки пятно на резюме амбициозного выпускника. Да и связи с возможными работодателями неплохо завести. В США если думают о будущем, то и работают, и учатся интенсивно. Ежедневные двенадцать и более часов работы для начинающего юриста, врача, финансиста - типичное явление.


Выбор профессора


Выбирая себе курс, дотошный студент рассматривает своего потенциального профессора, для этого можно консультироваться с прежними посетителями его курса. Оценки преподавателей выставлены на всеобщее обозрение в Сети, например на http://www.campushopper.com/professor/, причем в развернутом виде: легкость курса, щедрость на высокие оценки, интерес в аудитории, доступность консультаций и т. п., а не просто «профессор А - 3,7, профессор В - 2,9».

Профессор местного колледжа за свою зарплату должен в неделю провести 15-16 часов занятий и три часа консультаций, а также отсидеть три-четыре часа на заседаниях в различных комиссиях. Кроме того, в его обязанности входит проверка контрольных и экзаменационных работ, все они только письменные. Дополнительная нагрузка оплачивается сверху. Базовая зарплата, то есть минимум, полного профессора в местном колледже составляет около 80 тысяч долларов в год - на уровне учителя в очень хорошей школе. Зарплата растет со стажем. В университете более высокого ранга и нагрузка меньше (5-8 часов в неделю), и минимум зарплаты выше, там ассистент (assistant professor) столько получает, а профессор чином повыше — около 100 тысяч. Выдающимся ученым платят индивидуально.

Профессорские должности, чтобы гарантировать академическую свободу мнений, постоянны (tenure), такого профессора уже практически нельзя уволить. Однако занять такую должность не просто и не быстро. Нового преподавателя с PhD обычно берут на должность ассистента. За шесть лет он обязан пройти многоступенчатую процедуру утверждений и согласований, прежде чем получит уже постоянную должность доцента (associate professor). Если его за этот срок не утверждают, то он должен покинуть университет. Звание «профессор» (full professor) дают без временных ограничений, но это уже влияет только на зарплату. Решающую роль играет мнение коллег, в том числе и вне своего университета.

Местный двухлетний колледж не требует от своих преподавателей исследовательской работы. В национальных, присуждающих степень доктора, университетах (они же обычно и исследовательские) именно научные успехи, публикации определяют продвижение преподавателя по служебной лестнице, хотя и там есть должность профессора-преподавателя (teaching professor), не требующая исследований.


Университеты и государство


Федеральному правительству принадлежат меньше десятка военных академий (колледжей) и штучные невоенные: дипломатическая, пожарная, ФБР, горная. Вообще же вопросы образования относятся к деятельности штатов, Департамент образования США, аналог Министерства образования в России, лишь раздает деньги и ценные указания, но не приказы. Все штаты имеют собственные университеты и колледжи, обычно больше одного, которые они содержат, точнее сказать поддерживают на свои, штатные деньги, хотя помощь «министерства» весьма приветствуется. В них учатся примерно три четверти из 26 миллионов американских undergraduate студентов. Это так называемые общественные или штатные университеты и колледжи.

Остальные учебные заведения принадлежат независимым организациям и делятся на две совершенно разные группы: коммерческие (в них учатся 9% студентов) и частные некоммерческие. Название «частные» закрепилось за последней группой, хотя, по сути, они обе частные. Частные бесприбыльные колледжи более престижны и обеспечивают достойный уровень обучения, но и стоимость обучения в них выше. Коммерческие, зачастую онлайновые, расплодившиеся как грибы после дождя (сейчас уже свыше 3000), редко интересуются тем, чему научились их выпускники. Обходятся они дешево, а прибыль получают за счет количества учащихся. Если они аккредитованы, то за обучение берут те деньги, которые государство дает самым неимущим студентам: государственный Пелл-грант (по фамилии сенатора, пробившего его принятие) и федеральный низкопроцентный заем. В них больше студентов-практиков, часто в возрасте за 30, совмещающих работу и учебу. Но и отсев в них больше 80%.

Университет, если он аккредитован и не коммерческий, получает интернет-адрес в домене .edu и не платит налогов, но деньги ему нужны, причем миллиарды, университетам поменьше — сотни миллионов долларов. Скажем, расходы Йельского университета за последний год составили 2,68 миллиарда долларов. Даже при плате за обучение 50 тысяч с носа доход по этой статье покрывает около 40% расходов высококлассного университета.

Откуда берутся остальные деньги? Отчисления университету от исследовательских грантов его сотрудников приносят солидный вклад в копилку. Целевые гранты и пожертвования тоже весьма существенны, но могут быть использованы только на указанные в них цели. Хорошему частному университету государство все же дает около 10% бюджета; кое-что, но не слишком много приносит лицензирование патентов. Большую долю (20-30%, а то и больше) расходов покрывает фонд пожертвований (endowment), формируемый из благотворительных взносов главным образом выпускников прошлых лет, достигших хорошего положения в обществе. Университет вкладывает эти деньги в ценные бумаги (акции, облигации и т. п.) и старается тратить только получаемый от них доход. Во время финансового кризиса университетские фонды резко уменьшились, так, фонд Гарварда с 37 миллиардов в середине 2008 года за год упал до 26. Однако уже в 2011 году он поднялся до 32 за счет роста акций. И филантропы не перевелись: в 2011 году Университет Карнеги-Меллон только от одного дарителя получил 265 миллионов долларов.

Чтобы этот фонд пополнялся, университет ищет не просто академически продвинутых абитуриентов, а таких, кто сумеет пробиться. Куда поступили люди, которые изменили лицо современного мира, — не обязательно окончили, но прошли отбор туда? Изобретатель Интернета учился в английском Оксфорде, создатели Facebook и Microsoft — в Гарварде, основатели Google, Yahoo и многих других крупнейших компаний — в Стэнфорде, нынешний и предшествующий президенты США окончили тот же Гарвард и Йель соответственно.

Кроме того, университет тщательно отслеживает судьбу своих выпускников, напоминая им, кто их учил и не пора ли отблагодарить альма-матер за свои успехи. Типичный выпускник жертвует своей альма-матер 5% дохода, преуспевающий может подарить миллионы. Комплекс зданий MIT, завершенный в 2004 году по экстравагантному проекту знаменитого Фрэнка Гери (не очень, кстати, удобный, но дареному коню...), обошелся жертвователям почти в 300 миллионов, причем основные средства выделил выпускник 1957 года Рей Стата. Отсюда следствие: наиболее разборчивые в выборе студентов университеты с нуждающихся могут вообще не брать денег или брать часть полной платы за обучение. Они отблагодарят потом - пожертвованиями, влиянием или просто звучным именем в списке выпускников.


ФАФСА


Это слово знакомо каждому поступающему в американский колледж: ФАФСА (Free Application for Federal Student Aid, FAFSA) - просьба о государственной финансовой помощи студенту. В ней нуждается едва ли не каждый, потому что стоимость обучения растет чрезвычайно быстро. За 30 лет с 1978 года расходы на жизнь в США выросли в 3,3 раза, медицинские расходы — почти в 6 раз, но расходы на высшее образование — почти в 10 раз.

Заполнение «фафсы» больше всего напоминает опись семейного имущества. Перечислено должно быть все, что имеет денежный эквивалент (собственность, деньги, счета, акции, страховые документы), и все мыслимые источники дохода (зарплата, алименты, возврат по налогам, проценты по вкладам и дивиденды от акций). К ней прилагается налоговая декларация. Получатели федеральной помощи мужского пола обязаны зарегистрироваться для возможного призыва на воинскую службу: государство тебе помогает, будь и ты готов помочь ему в случае надобности.

Фафсу, как и большинство других документов в США, принимают на веру, но примерно 30-50% общего числа заявлений проверяют. Фокусы с отселением ребенка к бабушке-пенсионерке не проходят; семейный доход учитывают, пока ребенку не стукнет 24 года, если он все еще учится. Запись об использовании неверных данных в фафсе перечеркивает карьеру студента, так что ее заполняют ежегодно со всей тщательностью.

Федеральная помощь может быть трех видов: грант (безвозмездная); обучение с работой, то есть гарантированный заработок в совместимом с учебой виде; и низкопроцентный заем. Рассмотрение заявок на финансовую помощь (не на прием!) проходит по двум принципам: по достижениям и способностям (дают тем, кто больше заслуживает поощрения) и по уровню обеспеченности (кому нужнее, кто без этого учиться не сможет). Первый подход опирается на формальные показатели успешности абитуриента (средний балл аттестата, SAT, награды всевозможных олимпиад, конкурсов, соревнований и т.п.). Позже в ход идут уже вузовские оценки. У кого параметры выше, тот получает большую скидку в оплате, вплоть до 100% и даже больше - могут (редко) еще и стипендию дать. В самых престижных вузах, где все и так способные, преобладает идея помогать нуждающимся. Вузы рангом пониже вынуждены привлекать способных лучшей финансовой поддержкой.

Йельский университет полностью оплачивает содержание undergraduate студентов из семей с доходом 65 тысяч долларов в год и ниже, а таких в нем около 60%. Остальные частично или полностью оплачивают обучение и пребывание сами, причем Йель избегает студенческих займов. Однако он требует, чтобы все студенты, получающие финансовую помощь от университета, вносили личный вклад в оплату своего обучения. Этот вклад (примерно 3000 долларов в год) может быть денежным, но обычно представляет собой работу в кампусе, причем средняя зарплата составляет 12,5 доллара в час, так что выходит около 240 часов, или 30 рабочих дней за год. Сходная картина в Принстоне: в учебном году 2011-2012 он планирует выдать в виде грантов 110 миллионов долларов своим 3100 undergraduate студентам, распределяя эти деньги не всем, а именно нуждающимся. За последние десять лет в Принстоне удвоилось число студентов из семей с низким доходом. Здесь тоже избегают займов.

Но это элитные университеты. В вузах попроще тридцать лет назад государственный Пелл-грант покрывал 99% стоимости пребывания в местном колледже, 77% — в 4-летнем штатном и 36% - в частном. К 2010-2011 году этот процент упал до 62, 36 и 15%, соответственно, поскольку размер гранта менялся мало, а плата за обучение — сами понимаете.

Что дает окончание колледжа материально, видно из таблицы 3.

s20120631 univer tabl 3.jpg

А сколько это стоит? Это больной вопрос, и ответ на него - смотря где учиться. В принадлежащих штатам университетах плата за обучение для жителей этого штата вполне умеренная, бывает и меньше 10 тысяч долларов, но не забудьте, что кроме нее есть еще плата за общежитие, учебники и еду - это примерно еще столько же. В среднем по стране суммарная плата за посещение университета в 2011-2012 г. составляла 38,6 тысячи долларов для частных и 17 тысяч - для штатных колледжей. Студенты вне своего штата платили в местных университетских колледжах около 30 тысяч долларов в год. Но это все в среднем, в лучших университетах плата только за обучение уже может достигать 50 тысяч.


s20120623 univer10.jpg

В общежитии Мичиганского университета один этаж полностью занимает зал для занятий. На фото — один из его уголков


В региональных вузах ситуация иная, там обучение стоит 7-8 тысяч в год, а диплом, заметьте, формально тот же. Если ты бедный, но без отличных успехов, то придется выбирать вуз поближе и подешевле.

Почти все студенты так или иначе работают. У каждого вуза есть соответствующая программа (work-study), хотя в престижных местах она может покрывать лишь малую часть расходов. Кому-то удается заработать летом или найти подработку в кампусе во время учебы - в столовых, общежитиях, библиотеках, лабораториях.

Некоторые родители, а то и сами абитуриенты заранее, часто задолго заранее, начинают копить деньги на колледж. Налоговый кодекс США позволяет не платить налог на доход от таких вкладов. Это скользкий путь: во-первых, банки вкладывают эти деньги в негарантированные финансовые операции, во-вторых, колледж при рассмотрении вашей фафсы учитывает их как имеющиеся у вас сбережения, а потому даст вам меньший пакет помощи, если, конечно, он вам полагается. Тем не менее в июне 2011 года на таких счетах было почти 170 миллиардов долларов со средней суммой 17 тысяч долларов на каждом. Многие частные предприятия участвуют в оплате обучения своих сотрудников.

Помощь государства в получении высшего образования (табл. 4) начинается с того, что студенты или их родители могут вычитать 4000 долларов в год из своих налогов, если доход не превышает 80 000 при одном кормильце или 160 тысяч на супружескую пару, платящую налоги вместе. Если доход больше, то сумма вычета уменьшается. Самым нуждающимся дают Пелл-грант, то есть безвозмездную помощь в размере до 5550 долларов в год, и таких почти 10 миллионов. Распределяет деньги колледж.

s20120622 univer tabl4.jpg

Как правило, помощь нуждающимся (а они должны еще доказать, что не могут платить сами!) предоставляется в виде займов. Основные формы займов, которые дает федеральное правительство, — напрямую студенту (под 3,4%, которые на время учебы оплачивает государство) и через колледж (то же, но под 5%; не более 5500 в год для undergraduate и 8000 в год для graduate студентов). Выплаты по этим займам начинаются через 6-9 месяцев после окончания колледжа и рассчитаны на десять лет.

В 2010 году в США сумма займов на обучение впервые превысила огромный общий объем долгов по кредитным карточкам. В 2012 году она перевалила за триллион долларов, то есть большинство получают образование в долг! Закон 2010 года ограничил годовой процент на студенческие займы величиной 7,9% и установил, что после 20 лет выплат долг аннулируется. Средняя сумма долга уже больше 25 000 и выросла на 5% по сравнению с 2009 годом. При этом уже в 2009 году число должников, оказавшихся неплатежеспособными через два года после начала выплат, составило 8,8% против 7% в 2008 году. Если высокий процент его студентов и выпускников не платит по займам, то колледж лишают права на распределение Пелл-гранта. Даже при 50-тысячной стартовой зарплате возврат займа затягивается лет на десять, за это время проценты чуть ли не удваивают сумму платежа по сравнению с первоначальным долгом.

Если считать высшее образование только вложением денег, то оно не для всех окупается при существующих ценах и зарплатах. В то же время рынок труда ясно показывает свои ориентиры: если среди неоперившихся выпускников колледжей официальный уровень безработицы такой же, как в среднем по стране (9%), то у выпускников старшей школы он 23%, а среди тех, кто бросил школу, еще выше - 31%.

Есть еще одна проблема на рынке труда, связанная с перекосом в выборе будущих профессий. Безработица среди библиотекарей, психологов, специалистов в художественных дисциплинах и истории США превышает 15%. Ничего похожего среди инженеров и научно-технических специалистов не наблюдается (2-6%). А ведь из 1,6 миллиона бакалавров, выпущенных в США в 2009 году, 37% получили эту степень в одном из видов свободных искусств, 22% в бизнесе, 7,5% в здравоохранении, и 6,5% собираются стать учителями. На все остальное, включая сферу услуг, производственную и исследовательскую области, остается одна четверть - негусто.


Достижения и проблемы


В заключение я хотел бы отметить три важных аспекта современного американского высшего образования . Первый - значительный прогресс, достигнутый в США в образовании выходцев из Азии, афроамериканцев, женщин - как вообще, так и в традиционно мужских профессиях (инженеры, технологи, компьютерные профессионалы, политики). Второй - продолжающееся отставание США в массовом производстве ученых и инженеров (STEM). Третий аспект наиболее острый: «Поскольку дети богатых лучше успевают в учебе, а те, кто лучше успевают в учебе, с большей вероятностью станут богатыми, то мы рискуем прийти к обществу с еще большим неравенством и социальной поляризацией». (S.F.Reardon, Stanford University). Как с этим бороться — пока не понятно.

В американских вузах хорошо учиться или богатым, для кого и 70 тысяч в год не проблема, или бедным (но умным!), за которых заплатит кто-то. Труднее всего среднему классу, именно его дети обычно учатся в кредит.

Еще по теме

Очередные проекты реформ образования вызвали острую дискуссию в обществе. Однако разговоры о стандартах, часах и предметах оставляют в тени очень важный, основополагающий вопрос: зачем учить ребенка, зачем вообще нужна школа? 
>>
Падение интереса к естественным наукам у школьников — явление, к сожалению, закономерное. К сожалению — потому что это отрицательно сказывается на общем умственном и, как ни странно, нравственном развитии, мешает стать по-настоящему свободным человеком. Да и сами фактические знания, получаемые на уроках естественных наук, в частности, химии, тоже нужны взрослому человеку, даже не связанному с ними профессионально. В нашей стране удар по среднему образованию наносит еще и реформа, переводящая естественные науки в разряд предметов "по выбору". Автор объясняет почему так нужна химия для полноценного среднего образования и предлагает изменения в школьной программе, которые должны повысить интерес к нему у школьников. >>
В Америке недвижимость в местах с хорошими школами может быть и в два раза дороже такого же по остальным параметрам жилья. Лично мне так и не удалось понять, что же первично - повышенная цена недвижимости или высокий уровень школы, но они, несомненно, связаны. Заметим, что хорошие школы случаются и в бедных местах, а плохие - в богатых. Выбирая, где жить, разумные люди, имеющие детей, смотрят на рейтинг местной школы.
>>

Как-то раз принимали мы с коллегой экзамен. Занятие это многочасовое, и мой напарник пошел слегка освежиться. Однако через пару минут он снова появился в аудитории и отдал студентам команду, от которой я слегка опешил:

— Всем поднять волосы!

>>

Мы все преподаем в МИЭМе студентам, а некоторые, кроме того, и в других вузах: гуманитарных, технических, кое-кто даже в настоящем университете. Но рассказы коллег — это не то, что опробовано на своей шкуре. Так что это взгляд в основном на сегодняшний московский уровень старшей школы и вуза, причем вуза из приличных, а по компьютерным специальностям — одного из лучших. Но большая часть написанного относится ко всем вузам, городам и школьникам.

>>