Просто игра

Александр Карапац
pic_2023_08_56.jpg
Иллюстрация Сергея Дергачева

— Неужели мы ничем не прославились? — спросила Бригитта.
— Ну, не то чтобы ничем, — уклончиво ответил ее муж, король Минел Первый. — Просто страна у нас маленькая, трудно сравниться с гигантами.
Бригитта лишь недавно стала королевой. Минел привез ее из соседней страны. Хоть и не принцесса, а роду знатного, королю не стыдно жениться.
Министр, присутствовавший здесь же, из деликатности хранил молчание.
— Что скажешь? — обратился к нему король. — Есть у нас какие-нибудь достижения? По площади мы во второй сотне в мире, по населению тоже. Доход на душу населения ниже среднего. Что еще?
Министр сделал вид, что напряженно думает.
— Может быть, у нас есть выдающиеся художники или композиторы? — поинтересовалась королева.
— К сожалению, таких нет, ваше величество, — ответил министр.
— А спортсмены?
— Нет и спортсменов.
— Но ведь мы играли в футбол, — вспомнил король.
— Проиграли в первом же отборочном матче. Команде Ляляндии. Со счетом тридцать три — ноль.
— А в теннис?
— Техническое поражение из-за неявки. Наш единственный игрок, садовник Томми, потерял ракетку.
— Неужели во всем королевстве не нашлось другой ракетки?
— Может, и нашлась бы, но Томми обнаружил пропажу лишь перед самым началом игры.
— Это заговор! — возмутилась королева. — А нет ли у нас мастеров интеллектуальных игр? Домино, шашки, карты. Шахматы, наконец!
Министр оживился:
— Про домино, шашки и карты не знаю, но Джонни, сын кухарки Клары, неплохо играет в шахматы.
— Что значит «неплохо»? Он сможет победить на чемпионате мира?
— Не уверен. Но он выигрывает у многих наших.
— Позвать сюда Джонни, — хлопнул в ладоши король. — Быстро!
Как вы уже поняли, страна Минелия, о которой идет речь, была маленькой. Поэтому и министр был всего один. И дворец был небольшой, и слуг немного. Подданные жили тихо, растили овощи на маленьких огородах, держали коров и коз. Заводов и фабрик не было. Маршрут единственного автобуса начинался на западной границе королевства и заканчивался на восточной. Но все-таки это была самостоятельная страна со всеми полагающимися ей правами и обязательствами. И король в стране был самый настоящий.
Наконец появился Джонни и смущенно остановился перед правителями.
— Говорят, ты хорошо играешь в шахматы? — без предисловий обратился к нему король.
— Не знаю. В нашем королевстве я у всех выигрываю, а с другими игроками не встречался.
— Интересно! — обрадовалась королева. — Ты и у министра выигрываешь?
— Выигрываю. — От смущения Джонни не знал, куда деваться.
— А сколько тебе лет?
— Четырнадцать.
— Вот что, Джонни. Раз ты — наш самый лучший игрок, мы отправим тебя на соревнование, — добродушно решил король и обратился к министру: — Когда у нас следующий чемпионат мира?
— Через месяц, ваше величество. Но завтра последний день подачи заявок.
— Так подайте от нас заявку и начинайте готовиться, — отдал распоряжение Минел.
На чемпионат послали делегацию из трех человек. Глава делегации — министр, сопровождающая — кухарка Клара, по совместительству мать Джонни, и участник турнира — Джонни Фушер. Министр, он же главный казначей, выдал (получил) на поездку сто монет, и делегация отправилась завоевывать славу для Минелии. Чемпионат проходил в соседней стране — Максландии. Так что ехать было недалеко.
Как узнали минельцы, играть нужно было семь партий по швейцарской системе, после чего восемь лучших игроков должны были разыграть титул чемпиона между собой. Шахматистов набралось более сотни.
Джонни играл старательно и победил в первых четырех партиях. Его заметили. Газеты заговорили о талантливом юноше из Минелии, который не знает поражений. В пятом туре столик Джонни располагался на сцене в ближнем ряду, и зрители с любопытством разглядывали новоявленного вундеркинда. Но в этой партии ему пришлось трудно. То ли сказалось повышенное внимание публики, то ли мастерство соперника, но позиция Джонни ухудшалась с каждым ходом. Казалось, поражения не избежать, но вдруг Джонни нашел спасение. Он пожертвовал ладью и свел партию вничью, дав вечный шах.
— Молодец, — вальяжно похвалил его министр после игры. — Отыграешь еще пару дней, и поедем домой. Как видишь, игроки здесь опытные. Завтра, того и гляди, попадется еще сильней. Так что и проиграть не зазорно. Ну, ничего, для первого раза мы выступили выше всяких похвал. Кстати, гостиницу я оплатил только за семь дней. Надо беречь казенные деньги!
— Но еще две партии! Я могу попасть в восьмерку, — попытался возразить Джонни.
— Даже не думай об этом. Тебя сегодня чуть не побили. Играй уж, как получится.
— Да, сынок, не думай о выигрыше, — вмешалась мама. — Тот, кто хочет победить во что бы то ни стало, нервничает и в итоге проигрывает. Это же просто игра. Играй!
На следующий день противник уже на десятом ходу внезапно предложил Джонни ничью. Мальчик не знал, что делать. С одной стороны, хотелось играть и выигрывать, с другой — давила ответственность. Джонни посмотрел на министра, сидевшего в зале в первом ряду, как бы спрашивая, что делать. Тот кивнул. Джонни принял его кивок за одобрение и согласился на ничью.
Перед последним туром Джонни неожиданно оказался на втором месте. Впереди был шахматист с пятью победами и одной ничьей. И именно с ним Джонни предстояло играть.
— Если выиграешь, точно попадешь в восьмерку. Если проиграешь, точно не попадешь. А если получится ничья, все будет зависеть от результатов других участников. Скорее всего, ничья все-таки выведет тебя в финальный турнир чемпионата, но гарантии нет, — рассуждал министр.
— Так мне выигрывать? Или опять соглашаться на ничью? — не мог понять Джонни.
— Думаю, можно соглашаться. Зачем рисковать? Твоему противнику ничья выгодна, тебе — тоже. Если предложит ничью, соглашайся.
Все произошло так, как и предвидел министр: противник Джонни предложил ничью. В итоге Джонни попал в финал, где участники должны были играть матчи из двух партий.
— Повезло, — «вдохновлял» его министр. — Так уж и быть, за гостиницу я заплачу. Поиграешь еще денек-другой.
Джонни не боялся поражений. Ведь любой результат для него уже был успехом. И он выиграл четвертьфинал, а потом и полуфинал. К этому времени газеты уже вовсю писали о новой звезде. Фотографии Джонни не сходили с первых полос. Интерес к решающему матчу был огромным. А в финале ему предстояло играть не с кем-нибудь, а с действующим чемпионом мира! Чемпиона звали Антонио. Он представлял Максландию.
Вечером накануне финала в номер, где жила делегация из Минелии, постучали. На пороге стоял Антонио. Он обменялся рукопожатиями с министром и Джонни, поцеловал руку Кларе и сказал, что явился к ним с выгодным предложением.
— Завтра, Джонни, мы с тобой играем. И победит сильнейший. Скорее всего, я. Ведь знаний и опыта у меня больше. Победитель получит приз в сто тысяч монет, а проигравшему, по правилам, полагается всего десять тысяч. Мне деньги не нужны, у меня их достаточно. Поэтому я готов подарить тебе половину своего приза. Чего я хочу взамен? Всего лишь спокойствия. Уверенности, что я выиграю и останусь чемпионом. Что ты на это скажешь, дорогой мой мальчик?
— Вы хотите, чтобы я проиграл?
— Ты и так проиграешь. Я просто предлагаю тебе половину приза за то, чтобы ты и не старался выиграть. Зачем зря тратить нервы? Ведь результат предрешен.
Сумма в пятьдесят тысяч казалась Джонни фантастической. И ее можно было получить без всяких усилий. Он в растерянности посмотрел на министра. Министр занервничал. Он заранее был уверен в поражении своего подопечного, но как сказать мальчику, что нужно просто сдать партию? Однако тут вмешалась Клара:
— Джонни не будет вам поддаваться. Пусть он проиграет, но в честной борьбе. А деньги оставьте себе. Если, конечно, вы их получите! Играй, Джонни! Вся Минелия ждет твоей победы!
Антонио посмотрел на Джонни:
— Неужели ты будешь продолжать держаться за маменькину юбку? Я думал, что разговариваю со взрослым мужчиной.
— Я не буду вам специально проигрывать! Пусть победит сильнейший! — ответил Джонни.
— Ну что же, — озлобился Антонио. — Ты сделал выбор. Пеняй на себя.
С этими словами он удалился. А Джонни лег спать, потому что мама заставляла его соблюдать режим.
А на следующий день он выиграл! Вы не поверите, но Джонни свел первую партию вничью и одержал трудную победу во второй. Не помогли мастерство и злость Антонио. А может быть, как раз злость и подвела. К тому же Антонио играл для себя и ужасно боялся поражения. А Джонни старался для мамы. И еще — он помнил, что на него смотрит вся Минелия.
Надо ли говорить о радости короля Минела? А о восхищении королевы Бригитты? О праздновании, которое устроили в стране по поводу триумфа Джонни? Представьте сами, как все это было. А я расскажу о том, что случилось после.
Прошло несколько дней. Торжества закончились. Восторг поутих. Джонни по-прежнему жил в старом домике вдвоем с мамой. Ему стало скучно. Играть было не с кем. Он надеялся, что, получив приз, сможет поехать с мамой за границу. Он очень хотел посмотреть мир. Ведь, кроме соседней Максландии, Джонни до сих пор нигде не бывал. Да и там он все время был занят игрой и ничего толком не видел. Когда Джонни спросил у министра, где его приз, тот ответил, что деньги должны прийти на королевский счет в банке: когда, мол, их переведут, тогда и поговорим. Шло время. Наконец призовые сто тысяч поступили в банк. Узнав об этом от почтальона, Джонни отправился во дворец. Однако министр сказал, что не может выдать такую сумму без разрешения короля. Пришлось идти к королю.
— Что? Ты хочешь забрать весь приз? — удивился король. — Но ведь призы облагаются налогом! На сумму в сто тысяч установлен налог в девяносто процентов. Так что тебе положено только десять тысяч, а не сто.
— Ну дайте хотя бы десять! — Джонни был очень раздосадован, но все равно хотел побыстрее получить деньги и уехать.
— А зачем тебе столько денег? Тебе же их некуда тратить, — заметил король.
— Я хочу посмотреть мир, — заявил Джонни.
— Тогда ты сначала должен получить выездную визу. Не всех людей можно выпускать из страны. Ты, Джонни, наше национальное достояние, наш единственный чемпион. Как же мы тебя отпустим? Вдруг с тобой что-нибудь случится. Нет, я не могу дать тебе выездной визы. Живи-ка ты лучше дома, готовься к новому чемпионату. А министру я прикажу выдавать тебе деньги по мере надобности. В банке они целее будут.
Джонни был обескуражен. Все его планы рухнули. Он рассказал маме о коварстве Минела, но мама ничем не могла помочь.
— Такова наша судьба, Джонни. Возьми хоть немного денег. Буду готовить тебе вкусную еду, купим новую одежду. А ты занимайся шахматами. Ведь это то, что ты умеешь лучше всего.
Джонни сделал так, как посоветовала мама. Министр выдавал ему деньги на покупки, но каждый раз спрашивал, на что пойдут траты. Мама потихоньку обновила гардероб, наняла учителей иностранных языков, выписала по почте шахматные учебники. Джонни занимался шахматами, готовился к новому турниру, но в душе у него осталась обида.
Так прошло два года. Наступило время следующего чемпионата. Надеюсь, читатели знают, что чемпионаты мира проводятся раз в два года? Ну если кто раньше не знал, то узнал теперь.
Перед поездкой король вызвал Джонни во дворец:
— Ты повзрослел и многому научился за это время. Надеюсь, ты и на этот раз достойно выступишь и принесешь Минелии новую славу.
— Да, ты уж постарайся, — велела королева. — За два года ни один спортсмен нашего королевства не получил даже бронзовой медали ни на одном соревновании.
— Ни один ученый не сделал даже маленького открытия, — добавил министр.
— И ни один художник не нарисовал сколько-нибудь приличной картины, — подытожил король. — Так что вся надежда на тебя.
— Хорошо, я постараюсь, — ответил Джонни: мама учила его, что со старшими лучше не спорить.

На сей раз делегация Минелии увеличилась до четырех человек. Добавился садовник Томми, которому король поручил охранять Джонни и следить за тем, чтобы никто не переманил его. Томми же в основном развлекался, посещая увеселительные заведения и справедливо полагая, что защитить Джонни он все равно не сможет, как не сможет и предостеречь от необдуманных поступков. Так почему бы не отдохнуть?
Теперь победы доставались Джонни с трудом. Соперники играли с ним очень старательно. Каждый мечтал выиграть у чемпиона. Но побеждал все-таки Джонни. Ведь не зря же он все два года сидел над шахматными книгами.
И вот завершились предварительные матчи. Джонни попал в финальную восьмерку. Там он тоже всех обыграл. И, представьте, в финале он снова должен был встретиться с Антонио!
И опять, как и два года назад, накануне решающего матча Антонио пришел в гости к минельцам.
— Приветствую тебя, чемпион! — поклонился Антонио. — Я рад за тебя, мой юный друг. Ты, действительно, заслужил корону. Скажу более, я уверен, что ты можешь получить ее еще раз. Но послушай, у меня все-таки есть для тебя предложение.
— Говорите! — Джонни был настроен агрессивно.
— Видишь ли, я стар, мне уже шестьдесят, — продолжил Антонио. — Кто знает, смогу ли я участвовать в следующем турнире. Судя по всему, это мой последний шанс получить чемпионский титул. И я прошу тебя помочь мне.
— Вы опять хотите, чтобы я проиграл? — Джонни был вне себя от возмущения.
— Именно так. Разумеется, ты спросишь, что я могу дать взамен? О, очень многое! Я знаю, что король Минел не выпускает тебя из страны. Ты не можешь ездить по миру, не можешь встречаться с сильными шахматистами. Ты заточен в клетке, которую не в силах покинуть. Это очень печально. А я предложу тебе свободу. Я отдам тебе весь приз — все сто тысяч. Тебе не придется выпрашивать свои деньги, вернее, их жалкую часть, у короля. Оставшись при таких деньгах в Максландии, где ценят таланты, ты сможешь жить в свое удовольствие. И ездить куда хочешь и сколько хочешь. Для этого нужно всего лишь уступить мне победу в финале.
И Антонио выжидающе посмотрел на присутствующих. Он знал, что решение Джонни зависело от мнения мамы Клары и королевского министра. Первым заговорил министр.
— Хоть я и служу королю Минелу, — сказал он без обиняков, — но на месте Джонни принял бы предложение уважаемого Антонио. Сожалею, что невольно оказался пособником короля в твоем заточении, Джонни. Впрочем, король-то готов отпускать тебя на другие турниры, а противится этому королева Бригитта. Это все ее прихоть. Если ты уедешь, я тоже отправлюсь с тобой. Мне не простят потери чемпиона. Однако тут тебе решать. Все-таки Минелия — твоя родина.
— А ты как думаешь, мама? — спросил Джонни.
— Сынок, ты должен решать сердцем, — молвила Клара. — Неужели оно не говорит тебе, что предательство, совершенное один раз, становится предательством навсегда? Неужели ты не понимаешь, что, купив свободу такой ценой, ты никогда не будешь по-настоящему свободен, никогда не будешь счастлив? Послушай свое сердце, оно подскажет тебе, что делать.
Джонни взглянул в глаза Антонио и произнес всего одно слово:
— Нет.
— Хорошо. Будем играть, — казалось, именно такого ответа Антонио и ждал. — Теперь мне терять нечего. А ты думай о том, как сохранить корону. До завтра.
На следующий день Джонни пришлось туго. Сознание того, что он обязан выиграть, давило, мешало сосредоточиться. Он допустил ошибку и проиграл первую партию. Правда, затем собрался и сумел победить во второй. Для выявления чемпиона была назначена дополнительная, третья партия. В случае ничьей чемпионом провозглашался участник, игравший черными фигурами. Поэтому белым нужна была только победа. Белые по жребию достались Джонни.
«Это — просто игра!» — вспомнил он слова матери. Вспомнил, и на душе сразу стало легко и спокойно. И он выиграл.
Торжества по случаю новой победы Джонни были еще более пышными. Сама королева изволила танцевать с ним на праздничном балу. Король радовался как ребенок. И даже приказал выдать Джонни тысячу монет из остатков прошлого приза, не требуя отчета о тратах. Но скоро празднование закончилось, и жизнь вернулась в прежнюю колею. А когда на королевский счет поступили призовые деньги, Джонни ждала неожиданность.
— Видишь ли, мальчик, в королевстве принят новый закон о налогах, — сказал ему король. — Теперь с приза в сто тысяч взимается налог в девяносто девять процентов. Так что тебе положена только тысяча. Я прикажу, чтобы министр выдавал тебе деньги аккуратно, строго контролируя расходы. Ведь у тебя нет опыта в финансовых делах, а при неразумных тратах деньги могут быстро кончиться.
Может быть, в этот момент Джонни пожалел о том, что отверг предложение Антонио. А может быть, и нет. Но он ничего не сказал. Он продолжал заниматься шахматами и старался бережно распоряжаться выдаваемыми средствами. Мама помогала ему, как могла. А о чем они говорили между собой и какие строили планы, нам неизвестно.

Прошло еще два года. Настал срок очередного чемпионата. Королевская чета, напутствуя Джонни, пожелала ему новой победы. Король даже пообещал, что в случае успеха отпустит его на другой турнир и, может быть, разрешит поехать в путешествие по разным странам.
— Тебе уже восемнадцать. Ты — совершеннолетний, — сказал Минел. — Награда теперь будет более весомой.
— Ты только обязательно выиграй! — проворковала Бригитта. — Ведь ты — наш единственный чемпион.
На этот раз делегация включала пять человек: к прежней четверке присоединилась горничная Лана, жена садовника Томми. Официально в ее обязанности входило обслуживание остальных членов делегации. Но, попросту говоря, королева приказала Лане шпионить за Джонни.
Джонни играл уверенно, побеждая в каждой партии. За последние два года его мастерство существенно выросло, и он чувствовал себя сильнее всех. Уже в первый же день он обратил внимание на белокурую девушку, сидевшую в первом ряду и увлеченно наблюдавшую за игроками. Он вообразил, что девушка смотрит именно на него, и от этого старался играть как можно лучше. После шестой победы, когда Джонни досрочно обеспечил себе первое место в предварительном турнире, девушка подошла к нему за автографом.
— Распишитесь, пожалуйста, на этой книге, — попросила она. — Это сборник лучших шахматных партий всех времен. Ваши партии сюда тоже включены.
— Лучше я напишу на книге посвящение, — сказал польщенный Джонни. — Как вас зовут?
— Лаура.
— Вы любите шахматы?
— Очень! Жаль, что сама пока играю плохо. Но я изучаю теорию, играю тренировочные партии с отцом. Может быть, когда-нибудь попаду на женский чемпионат мира.
Дальше Джонни разговаривать с Лаурой не дали. Министр сказал, что нельзя нарушать режим, пора ехать. Джонни торопливо написал на книге: «Прекрасной Лауре с пожеланием новых встреч. Чемпион мира Джонни Фушер». Девушка была в восторге.
В седьмой партии можно было вообще не напрягаться. Его соперник мечтал лишь о ничьей. Но Джонни хотелось показать всем и в первую очередь Лауре, что он — настоящий чемпион. Эту партию, как и все предыдущие, он играл с полной отдачей и выиграл, что дало ему максимальный результат в турнире. Лаура следила за игрой, поддерживая Джонни ободряющими жестами, а по окончании партии даже захлопала в ладоши.
Надо ли говорить, что весь выходной день перед финальной серией матчей Джонни провел с Лаурой. Она расспрашивала его о жизни в Минелии, с восторгом встречая каждое слово. Сама рассказала, что живет с отцом, с детства любит шахматы и давно мечтала познакомиться с Джонни.
Джонни выиграл четвертьфинал, а затем и полуфинал. Он старался побыстрей закончить партии, чтобы выкроить время для встреч с Лаурой. Клара и министр пытались вразумить Джонни, твердя, что нужно соблюдать режим, но он их не слушал. «Я уже не маленький, я сам знаю, что для меня лучше», — отвечал Джонни, отправляясь на очередную прогулку с девушкой. Сначала они целовались в укромных уголках парков, а потом уже и прямо на улицах. Обнимая Лауру, Джонни мечтал о том дне, когда турнир закончится и он сможет сделать ей предложение. Все эти дни он играл для нее и жил для нее. Ее звонко-серебристый смех наполнял его сердце радостью, ее нежные прикосновения вдохновляли на новые победы. Для Джонни теперь весь мир был сосредоточен в глазах Лауры.
В финале Джонни опять должен был играть с Антонио. Старый мастер сумел победить всех конкурентов и получил шанс снова побороться с Джонни за шахматную корону. Впрочем, Джонни это нисколько не тревожило. Он знал, что выиграет. Выиграет для Лауры. По-другому просто не могло быть.
Всю ночь перед решающим матчем влюбленные гуляли по городу. Министр и Клара с тревогой ждали возвращения Джонни, опасаясь, что усталость помешает ему играть в полную силу. Волновалась и королева, которой Лана регулярно докладывала о происходящем, но она тоже не могла ничего поделать. Тем не менее Джонни был бодр как никогда. Любовь придавала ему неисчерпаемые силы.
В эту последнюю ночь, во время страстных объятий, Лаура вдруг спросила Джонни:
— Скажи, а ты мог бы ради меня совершить преступление?
— Конечно! — не задумываясь, ответил тот. — Я и так каждый день совершаю преступление — целую девушку без разрешения ее отца. Кстати, ты меня с ним так и не познакомила. А мне надо знать, у кого завтра просить твоей руки!
— Ты его давно знаешь, — сказала Лаура. — Его зовут Антонио. У тебя с ним матч утром. А преступление, о котором я прошу, состоит в том, чтобы ты ему проиграл.
Джонни опешил.
— Ты, ты… — проговорил он, не находя слов. — Ты понимаешь, о чем просишь? Ведь тогда я уже не буду чемпионом.
— Я все понимаю, — прошептала Лаура, теснее прижимаясь к Джонни. — Отец отдаст нам свой приз. Мы поженимся. И будем жить у нас, в Максландии.
На следующем чемпионате ты будешь представлять нашу страну. И снова станешь чемпионом. А отец, как и мечтал, завершит карьеру на пике славы. Мы все будем счастливы. Ты согласен?
— Не знаю… — Джонни во всем привык советоваться с матерью. Теперь же он должен был принимать решение сам. Как быть? Согласиться на предложение Лауры и получить все? Или вернуться на родину и продолжать влачить жалкое существование? Казалось бы, выбор очевиден. Но Джонни медлил.
— Значит, ты меня не любишь, раз сомневаешься! Хорошо, выигрывай! И возвращайся в свою Минелию. Прощай! — расплакавшись, Лаура отвернулась и быстро пошла прочь.
— Лаура, постой! — крикнул Джонни, бросаясь следом. — Постой! Я согласен.
Настал день, и состоялся решающий матч. В первой партии, играя белыми, Джонни быстро предложил ничью. А во второй, к изумлению всех, потерял ферзя и тут же сдался. Чемпионом стал Антонио. Министр и Клара кляли себя за то, что не обеспечили Джонни столь необходимый на турнире режим. Сам же бывший чемпион выглядел ничуть не расстроенным. В гостинице Клара спросила сына:
— Джонни, зачем ты это сделал? Я же все видела, ты специально подставил ферзя.
— Да, мама, да. Но за ферзя я получу самую прекрасную девушку в мире! И еще — свободу. Мы уедем в Максландию и будем счастливы.
— Ты сделал свой выбор, сын. Ты уже взрослый. Пусть будет так, как ты решил.
— Спасибо, мама. Я верил, что ты меня поймешь. А сейчас мы с тобой отправимся к Антонио, и я попрошу руки его дочери.
— Нет, сын, — ответила Клара. — Иди один. Это твой выбор.
Свой успех Антонио отмечал в самом шикарном ресторане. Старый мастер сидел во главе банкетного стола в окружении друзей. Джонни подошел и торжественно заявил:
— Уважаемый Антонио. Я прошу руки вашей дочери. Мы с Лаурой любим друг друга и хотим быть вместе.
Уже изрядно захмелевший чемпион проговорил, медленно растягивая слова:
— Дорогой Джонни, я был бы рад исполнить твою просьбу, но вот беда, у меня нет дочери.
И вся компания громко захохотала.
— Как это? А кто же тогда Лаура?
— Актриса. Я ее нанял. И она неплохо справилась, правда?
— Не может быть! Но я все равно люблю ее! Где она?
— Уехала. Роль сыграна, деньги уплачены. Что ей еще здесь делать?
— Неужели она не захотела даже попрощаться со мной?
— А зачем? Чтобы ты снова признавался ей в любви? Да ее уже тошнит от твоих признаний за все эти дни. Впрочем, не огорчайся, мой мальчик. Это же просто игра. Нужно уметь проигрывать.

Читатель, наверняка, захочет узнать, что было с Джонни дальше. Но тут я мало чем могу помочь. Мальчик повел себя непредсказуемо, и что он выкинет теперь, не знает даже автор. Могу лишь предположить, что он вернулся в Минелию и скромно живет там. Может быть, король даже отпустил его за границу, и Джонни наконец-то удалось повидать мир. Выигрывал ли он еще чемпионаты? Вот уж не знаю. Посмотрите таблицы турниров. Правда, там у него другое имя, но внимательный читатель поймет, что речь идет именно о нем. Искал ли он Лауру? Тоже не знаю. Ну что он мог услышать от нее, если бы даже нашел? Что она встречалась с ним за деньги, полученные от Антонио, и никогда не испытывала к нему чувства, хоть отдаленно похожего на любовь? Мне бы не хотелось такого слышать. Впрочем, я высказал личное мнение, а читатель может придумать продолжение по своему вкусу. Но прошу не принимать эту историю слишком близко к сердцу. Ведь шахматы — это просто игра.

Разные разности
Камни боли
Недавно в МГУ разработали оптическую методику, позволяющую определить состав камней в живой почке пациента. Это важно для литотрипсии — процедуры, при которой камни дробятся с помощью лазерного инфракрасного излучения непосредственно в почках.
Женщина изобретающая
Пишут, что за последние 200 лет только 1,5% изобретений сделали женщины. Не удивительно. До конца XIX века во многих странах женщины вообще не имели права подавать заявки на патенты, поэтому частенько оформляли их на мужей. Сегодня сит...
Мужчина читающий
Откуда в голове изобретателя, ученого вдруг возникает идея, порой безумная — какое-нибудь невероятное устройство или процесс, которым нет аналогов в природе? Именно книги формируют воображение юных читателей, подбрасывают идеи, из которых выраст...
Пишут, что...
…археологи обнаружили на стоянке мамонтов Ла-Прель в округе Конверс бусину, сделанную из кости зайца, возраст которой составляет около 12 940 лет… …астрофизики впервые обнаружили молекулы воды на поверхности астероидов Ирис и Массалия… ...