Прогулки по истории химии

Металлы алхимиков
Леенсон И.А.
(«ХиЖ», 2013, №2)

s20130264 istor him.jpg


Алхимиков, работавших в Средние века , нельзя назвать учеными в современном смысле этого слова. Они руководствовались какими-то теориями, однако не делали попыток проверить их экспериментально. Они снова и снова повторяли манипуляции, пытаясь провести их «правильно». По представлениям алхимиков все, что нужно, уже было сказано жившими до них авторитетами. Для успеха необходимо только скрупулезно выполнять их заветы. Поэтому алхимию следует признать не наукой, а ремеслом и отчасти — искусством. В этом отличие их метода от научного: если в результате экспериментов окажется, что данная теория не подтверждается, будет предложена другая.

Так что у алхимиков не было шансов заменить неправильную теорию. Например, непререкаемым авторитетом, и не только у алхимиков, пользовался Аристотель, его взгляды никто не смел оспаривать. Аристотель полагал, что при растворении соли в воде образуется новое вещество — соленая вода, в которой нет ни соли, ни воды. Осаждение соли из морской воды под действием солнечных лучей он объяснял рождением соли под влиянием солнца. Аристотель «доказал» также, что воздух ничего не весит. Он положил на весы два одинаковых кожаных бурдюка: один сплюснутый, а другой надутый воздухом. Весы остались в равновесии.

Но если философские труды Аристотеля при соответствующей философской подготовке еще можно было понять, то «отцы алхимии» изъяснялись туманным языком, понятным только адептам, то есть «посвященным». Вот как описывает Великое делание — трансмутацию, то есть превращение неблагородных металлов в золото, легендарный алхимик Василий Валентин:

«Петух пожирает лису, но затем, погруженный в воду и подгоняемый огнем, в свою очередь, будет проглочен лисой... Вся плоть, которая вышла из земли, должна распасться и снова стать землей, которой она прежде была... Как получишь то, что искал, смешай его с золотом наивысшей пробы и очищенной сурьмою в соотношении один к трем, помести в плавильный горшок и мягко нагревай двенадцать часов. Когда же расплавится, грей еще три дня и три ночи. Одна часть полученной тинктуры обратит тысячу частей трансмутируемого металла в хорошее и прочное золото».

Химики XIX века пытались расшифровать и этот широко известный отрывок, и другие алхимические трактаты, понять, каким химическим реакциям соответствует «петух, пожирающий лису» или «дракон, проглотивший свой хвост». Однако никто не мог поручиться, что расшифровка правильная. Не исключено, что и алхимики понимали эти рецепты каждый по-своему. Но мало кто из них сомневался, что «металлические свойства» веществам придает ртуть, а «неметаллические свойства» — сера:

Злато, олово, свинец, —

Сын мой, сера их отец.

И спеши, мой сын, узнать —

Всем им ртуть родная мать.

Ртуть — один из семи металлов древности, известный с незапамятных времен. Небесных тел, которые движутся по небосводу, тоже было известно семь, и считалось, что каждое из них соответствует своему металлу: «Семь металлов создал свет по числу семи планет». Солнце олицетворяло золото, Луна — серебро, Марс — железо, Венера — медь, Юпитер — олово, Сатурн — свинец, Меркурий — ртуть. С ними соотносились также греческие и римские боги: Гелиос (Соль), Артемида (Диана), Арес (Марс), Афродита (Венера), Зевс (Юпитер), Кронос (Сатурн), Гермес (Меркурий). Символы на рисунке соответствуют обозначениям металлов в алхимических трактатах. Действительно, золото блестит, как солнце, а луна — как серебро; Марс имеет красноватый цвет, точно железная окалина; Венера — одно из красивейших небесных тел (Афродита — богиня красоты), Юпитер — самая большая планета, а Зевс — повелитель богов; ртуть подвижна, словно вестник богов Меркурий. Полагали, что каждый металл зарождается в недрах Земли под действием проникающих туда лучей своего небесного тела. Эта мистическая связь казалась настолько бесспорной, что многие алхимики отказывались признавать существование вновь открываемых металлов (цинка, висмута и других), так как для них не хватало планет.

В Древнем Риме семь дней недели, как и планеты, получили названия в соответствии с именами богов, что нашло отражение во многих западноевропейских языках. Например, в английском воскресенье, Sunday — день Солнца (Sun); понедельник, Monday — день Луны (Moon); суббота, Saturday — день Сатурна; в итальянском вторник, martedi — день Марса (на латыни Martis); среда, mercoledi — день Меркурия; четверг, gioverdi — день Юпитера (на латыни — Jovis); пятница, venerdi — день Венеры. Английские названия некоторых дней недели произошли от имен не римских, а древнегерманских или скандинавских богов. Так, вторник (Tuesday) назван по имени бога-покровителя военных искусств Тиу («Tiu's day»); среда (Wednesday) — по имени верховного бога Водана (Одина), по-английски Woden, из «Woden's day» получилось Wednesday; четверг (Thursday) — по имени бога грома Тора (Thor, отсюда и thunder — гром); пятница (Friday) — по имени богини брака, любви и семейного очага Фригги (Фрии), жены Водана, со временем «Frigg's day» превратился в Friday.

Как писал Альберт Великий, «ртуть — источник и родитель всех металлов». В это свято верили все алхимики, и ртуть играла важную роль в попытках получить золото. Этим пользовались и шарлатаны: золотую монету они натирали ртутью, которая смачивает золото. В результате монета приобретала вид новенькой серебряной. При внесении такой монеты в пламя ртуть легко улетучивалась, и любой мог убедиться, что держит в руках настоящую золотую монету!

Еще по теме

С древних времен до нас дошло рассуждение о разрезании яблока. Можно ли продолжать процесс деления (любого тела, конечно, а не только яблока) бесконечно, получая все более мелкие частицы? Или же на каком-то этапе мы получим такие крошечные тельца, которые дальше уже разделить нельзя? Во втором случае материя будет не сплошной, а зернистой. >>
Первые химические знания люди получили, когда научились использовать огонь (обработка пищи, выплавка металлов, обжиг керамики), брожение сахаристых веществ и приготовление косметических составов. Косметикой пользовались в доисторические времена, а она невозможна без химии. >>
Когда говорят «иероглиф», обычно вспоминают древнеегипетские стилизованные рисунки и таинственные китайские значки, обозначающие слоги, целые слова и понятия. Можно считать, что знаки любого алфавита — это тоже иероглифы, только они обозначают отдельные звуки. Тогда и уравнение химической реакции записывается иероглифами. >>
Если химиками считать также алхимиков, то и среди них можно встретить немало женщин. Более того, именно они были первыми химиками, что неудивительно: у плиты совершаются самые разные химические превращения. >>
В XVI веке закончился тысячелетний алхимический период и начался «период объединения», когда в химию влились иатрохимия — приготовление лекарств и «пневматическая химия» — свойства газов. В это время в химии работали и женщины. >>
Жизнь немецкого химика и алхимика Иоганна Рудольфа Глаубера (1604—1670) пришлась на период расцвета ятрохимии. Эта наука своей основной задачей ставила приготовление лекарств, отсюда и ее название, от греч. γιατρόζ — врач. Фармакология в значительной степени определила жизнь Глаубера.Он чудом выжил во время эпидемии тифа, вылечился, благодаря воде целебного источника, и впоследствии выделил из этой воды ту самую "чудесную соль", с которой оказалось связано его имя.
>>
Американский химик Айра Ремсен получил всемирную известность уже при жизни. Свидетельство тому — статья о нем в Энциклопедическом словаре Брокгауза и Ефрона (правда, фамилия химика написана там «по-немецки»: Ремзен). >>
Сейчас имя австрийского химика знакомо специалистам в области редкоземельных элементов. А когда-то он был известен по всему миру. Потом его затмила слава Эдисона, и не случайно — оба имени связаны с искусственным освещением. >>
Имя Тимана связано с химией душистых веществ. В 1816 году из стручков ванили было выделено кристаллическое вещество с приятным запахом, которое назвали ванилином. Его строение было установлено в 1862 году, оказалось, что ванилин — производное бензальдегида, в молекуле которого помимо альдегидной содержатся ОН- и ОСН3-группы. Синтезировали его в 1874 году Тиман и его коллега Вильгельм Хаарман — окислением хромовой кислотой кониферина, выделенного из изоэвгенола (он содержится в сосновой коре). Через год Хаарман в маленьком городке Гольцминдене в Брауншвейге основал фабрику, производящую ванилин из кониферина; это было первое в мире масштабное промышленное производство синтетического душистого вещества. >>