Мысли о будущем

Прозрачный мир
Вагнер Виктор
(«ХиЖ», 2016, №7)

s20160726 transparent.jpgКогда-то давным-давно люди жили по принципу «Мой дом — моя крепость». Они собирались на вечеринки за закрытыми дверями, писали друг другу бумажные письма в запечатанных конвертах, хранили фотографии в альбомах, которые стояли на полках книжных шкафов с запертыми на ключ дверцами, записывали свои сокровенные мысли в бумажных дневниках, которые не показывали даже самым близким людям.

Сейчас все по-другому. Каждый носит в кармане телефон, оборудованный фото- и видеокамерой, снимки незамедлительно отправляются в какой-нибудь Инстаграм, где они доступны всему миру. Вместо дневников у нас теперь Фейсбук и Живой журнал, где у любой фразы могут быть тысячи читателей.

Причем, заметьте, нас никто не заставляет всем этим пользоваться. Мы выдаем информацию о себе всему миру сами, потому что нам так удобнее. Точно так же нам удобнее носить с собой сотовый телефон, который регулярно сообщает базовой станции, что он находится вот здесь (и это необходимо, чтобы нам могли в любой момент позвонить), пользоваться вместо наличных денег пластиковой карточкой, все расчеты по которой тут же будут зафиксированы в банке, и т. д. Очевидно, что все эти средства приносят какую-то пользу. Иначе бы мы не покупали видеорегистраторы в автомобили, не платили бы за подписку на облачные сервисы, а пользовались бы альтернативами.

Иногда польза бывает такая, которую совершенно не предвидел покупатель камеры. Например, падение метеорита в Челябинске было зафиксировано десятками автомобильных видеорегистраторов и камер видеонаблюдения, что позволило точно определить его траекторию, оценить мощность взрыва и т. п. А еще пару десятилетий назад это редкое природное событие, скорее всего, осталось бы запечатленным лишь в ненадежных показаниях свидетелей.

Впрочем, этим дело не ограничивается. Помимо той информации о себе, которую мы отдаем добровольно, различные организации пытаются собрать о нас и ту информацию, которую мы, может быть, не хотели бы отдать. Например, на каждом шагу натыканы камеры видеонаблюдения, записи которых где-то складируются. А еще есть камеры контроля скорости на дорогах, которые умеют распознавать автомобильные номера. При покупке билета на поезд или автобус от нас требуют предъявить документ. Но даже и государственную и корпоративную слежку можно преподнести так, чтобы люди воспринимали ее как заботу об их удобстве. Например, необходимость указывать паспортные данные при покупке билета оборачивается тем, что билет можно купить через Интернет, а при посадке на поезд предъявлять только паспорт.

Недавно производители бытовой электроники разработали прибор, очень напоминающий тот, что описывал в своей антиутопии Оруэлл под названием «телекран» — телевизор, который слушает все разговоры в комнате и передает их куда-то на сервера компании-производителя. Оказалось, что таким образом проще реализовать функцию голосового управления. И люди с удовольствием покупают эти модели.

Еще десятилетие назад можно было надеяться, что все эти массивы информации о нас оседают где-то мертвым грузом и никто никогда не соберется в них порыться. Но алгоритмы автоматизированного анализа больших данных развиваются не менее стремительно, чем мощности процессоров и пропускная способность каналов связи. И вот уже автоматическое распознавание лиц может быть использовано для того, чтобы проставлять теги на всех фотографиях в Фейсбуке.

Конечно, есть и противоположный тренд. В том числе и на уровне правительств: принимаются законы о персональных данных, законы о праве на забвение, позволяющие требовать удаления негативной информации из результатов поиска. Но мне все эти попытки законодателей остановить технический прогресс напоминают принятый в 60-х годах позапрошлого века в Англии закон о том, что перед любым механическим транспортным средством должен идти человек с красным флагом. Как мы привыкли ходить по улицам, по которым носятся многотонные железные механизмы со скоростью 60 километров в час, так привыкнем и жить в мире, где про всех все известно. Не так уж это и страшно. Более того, всеобщая прозрачность может уничтожить такой вид преступлений, как шантаж. На чем основан этот вид преступлений? На том, что у человека есть что-то, что он хочет скрыть. А если всё и так всем известно и у каждого есть грехи молодости и скелеты в шкафу, то шантажист бессилен.

Вспомним, например, замечательный рассказ Конан Дойла «Скандал в Богемии», где Шерлок Холмс спасает короля Богемии от разрыва помолвки, который тому грозит, если невеста узнает, что ее жених общался с Ирэн Адлер. В наше время разборчивая невеста вынуждена была бы иметь в виду, что у любого из потенциальных женихов-принцев есть какие-то грешки молодости. У этого был роман с английской авантюристкой. Ужасно, конечно, но у того — с австралийской учительницей, а тот вообще во время армейской службы в бильярд на раздевание играл. И все это задокументировано, есть посты в блогах, фотографии в Инстаграме. Ни одного принца, чья молодость была бы безупречной! Так что ж теперь, старой девой оставаться? И простила бы она своему суженому роман с Ирэн. Тем более что всех доказательств — только совместная фотография. А мало ли с кем в наше время человек может попасть в объектив? Вдруг это случайная попутчица на экскурсии или вообще гид?

Наличие видеозаписи может ведь быть не только доказательством преступления, но и доказательством невиновности. Именно для этого многие покупают себе видеорегистратор в автомобиль — чтобы в случае ДТП доказать, что были правы. Кстати, в Австрии закон запрещает собирать доказательства невиновности до того, как предъявлено обвинение, поэтому там автомобильные видеорегистраторы вне закона. Был уже случай, когда человек, несправедливо обвиненный в противозаконной деятельности, начал записывать на видео все свои действия и выкладывать видео на сайт в реальном времени.

Сто лет назад человечество отказалось от попыток не замечать существование автомобилей, способных ездить намного быстрее, чем конные экипажи, и было вынуждено ввести правила движения, разделение улиц на тротуары и проезжую часть, поставить светофоры. В результате резко возросла скорость, с которой мы можем перемещаться в пространстве. Конечно, дальнейшая автомобилизация породила свои проблемы, такие, как пробки и загрязнение воздуха, и с ними пытаются бороться.

То же самое, возможно, случится через некоторое время и с проблемой приватности. Вместо того чтобы пытаться искусственно ввести правила, позволяющие сделать личную информацию недоступной, люди выработают какие-то разумные правила, позволяющие избежать вредных последствий, которые сейчас приносит ее попадание в общий доступ.

В конце концов, цивилизованным странам удалось более-менее справиться с дискриминацией по признакам, очевидным с первого взгляда, таким, как цвет кожи или национальность. Значит, вероятно, можно справиться и с дискриминацией по признакам, которые выявляются только путем анализа данных, собранных о человеке за всю его жизнь всевозможными системами слежения.

Еще по теме

«Будущее уже здесь, оно только распределено не слишком равномерно», — сказал Уильям Гибсон. О ростках будущего, которые можно найти в настоящем, читателям «Химии и жизни» рассказывает Виктор Вагнер, программист-разработчик фирмы «Postgres Professional», автор фантастического романа «Дети пространства». >>
Энергетические распределительные сети размером с целые континенты — без сомнения, наиболее грандиозные сооружения, созданные человечеством. Никакие пирамиды, никакие небоскребы не сравнятся с этими огромными комплексами, объединяющими сотни электростанций, тысячи трансформаторных подстанций, десятки тысяч километров линий электропередач и сотни миллионов розеток. >>
В этом месяце мы отмечаем День космонавтики, 55-ю годовщину полета человека в космос. Обратите внимание, что Днем космонавтики считается не 4 октября, годовщина запуска первого спутника, а 12 апреля — годовщина первого полета человека. Спутники—это не космонавтика, хотя и космическая технология. Космонавтика — только полеты людей. >>

Обилием парков в городе никого не удивишь. Даже в Санкт-Петербурге, расположенном на холодной 60-й параллели, славном своими достоевскими дворами-колодцами, очень много парков. А один из шедевров позднесоветского индустриального градостроительства — Тольятти, город, в котором расположен АвтоВАЗ, фактически представляет собой три города, разделенных самым настоящим сосновым лесом. Но здесь чередование камня и леса идет на уровне целых кварталов. А можно ли совместить живую зелень и современную архитектуру в рамках одной конструкции?

>>
Все жители крупных городов уже понимают, что вместить столько личных автомобилей, сколько в городе живет и работает людей, ни один город не может. Власти вводят платную парковку или ограничивают право ездить по городу: по четным дням — машины с четными номерами, и наоборот. Но всем ясно, что это полумеры. >>

Поверхность суши давно поделена. Нет ни одного клочка земли, на который не претендовало бы какое-нибудь государство.  Но 70% поверхности Земли покрыто океаном, и здесь достаточно пространства, которое до сих пор имеет статус нейтральных вод. Поэтому регулярно возникают проекты устройства поселений в море с целью избежать пристального внимания государства – как фантастических, так и вполне реальных.

  >>

Писатели-фантасты, описывающие межзвездные «корабли поколений», обычно помещают в них оранжереи, которые снабжают космонавтов не только продуктами питания, но и кислородом, очищая воздух от углекислого газа.

>>
s 20161128 sputnik.jpgПоследние годы мы постоянно пользуемся плодами космических технологий. Мы смотрим спутниковое телевидение, почти в каждой машине, а теперь и в каждом смартфоне есть приемник спутниковой системы навигации, мы всегда можем взглянуть на свой дом из космоса с помощью Google Maps или Яндекс.Карт. Но так ли необходимы для этого спутники?

>>
prev_2016_12-24.jpgНа протяжении многих веков вещи служили людям долго. Хорошие ножи, парадные платья, не говоря уж о мебели, передавались по наследству через несколько поколений. Чем выше было социальное положение человека, тем больше у него было движимого имущества. Индустриальная эпоха все изменила.

>>