Тополя

Тополя
Диев М.
(«ХиЖ», 2001, №7-8)

Ядовито-сладкое солнце... Сочный мартовский снег. Маняще-приторный аромат осиновых опилок. Лесник Коля пилит дрова.

При детях не выражается — в промежутках между стрекотом своей постоянно глохнущей пилы «Дружба», высказывается восторженно и загадочно: «Ну вот, опять! Хотя, в общем, если даже не очень, то как бы сойдет...»

В ароматной осиновой древесине — осколки снарядов последней войны — Великой Отечественной.

— Дядя Коля, а вы знаете, что осина — по-научному называется «тополь дрожащий»?

— А то! Впрочем, как посмотреть... Если, короче говоря, то, стало быть, — понятно.

Ох, дядя Коля, — все-то он знает!

Тополя-тополя... Малиновые гусеницы соцветий, смолистые молодые листья. Как любили вас сорок лет назад! Как бранят сейчас. В восьмидесятых годах мучила вас тополиная моль, вы были неряшливы и убоги. Именно тогда стали писать об аллергии на тополиный пух и его пожароопасности. Чуть позже — об энергетическом вампиризме.

Уж эта мода! Бывало, ляпнет популярная газета, что свежие тополиные спилы, привязанные к телу, болезни отсасывают, глядишь, и уже клуб больных образовался в районной поликлинике, сидят дяденьки и тетеньки с чурбаками вместо шляп — от «головы» лечатся!

Любите тополя! Они... хорошие. Потому что разные. Посмотрите, как величавы американские тополя бальзамические, которые растут в наших городах уже лет 200! Как изящны и трепетны тополя белые, как проникновенно печальны плакучие тополя Симона. А взгляните, какие замечательные гибриды украшают наши улицы! Вот гибрид тополя душистого и тополя пирамидального — дерево с узкой кроной и зеленой корой. Вот гибрид тополя черного и тополя Симона, с кроной широко-пирамидальной. Вот раскидистый тополь ивантеевский.

Впрочем, наиболее привычен в России гибридный тополь московский — тощий такой, противный... Лет сорок — пятьдесят назад, тогда его сажали повсюду, он тоже был симпатягой, а сейчас — просто состарился. Вывели его специально для блиц-озеленения больших городов. Увы, быстрый рост дерева не всегда связан с долголетием. Всенародная нелюбовь к тополям в последние годы коснулась ботанических садов. Многие прекрасные гибриды уничтожены.

Надеюсь, сохранились где-нибудь в городских скверах и парках. Я вот на днях в квартале от своего дома заметил группу тополей с плотными продолговатыми кронами — неизвестный мне сорт. Обязательно расчеренкую и посажу аллею по дороге к даче.

Между нами говоря, не знаю деревьев, более устойчивых к загрязнению воздуха. А чтобы от аллергии уберечься и от пожара, пожалуй, ветку себе к затылку привяжу тополиную. Это, в общем, как-то так, хотя, наверное, и ничего! 

Еще по теме

Мелкие белые бабочки с черными точками на крыльях появляются после зимовки в конце апреля — начале мая, спариваются и примерно с середины мая начинают откладывать яйца на распустившиеся листья тополей. Через неделю-другую из яиц вылупляются гусеницы, тут же вгрызающиеся в мякоть листа. Внутри листовой пластинки образуются полости — так называемые мины. При большой численности гусениц деревья теряют листву уже к середине лета.

>>
Популюс... Тополь... Не правда ли, эти слова чем-то похожи? Неудивительно: ведь они не только по значению одинаковы, но и связаны родственными узами. Когда-то, попав в наши края, потерял «популюс» чуждое славянским языкам окончание, да и отдельные звуки пришлось ему приспособить к местным языковым законам. Так родились и русский «тополь», и украинский «тополя», и чешский «топол». >>

Многие производства, основанные на переработке природных веществ, получили новые возможности с развитием генной инженерии. Изменяя геном организмов, поставляющих сырье или осуществляющих технологические процессы, можно ускорять в них биохимические реакции, притормаживать другие, синтезировать полезные вещества или блокировать образование нежелательных. Таким образом уже получают топливо и вакцины, лекарства и химические препараты. А несколько лет назад группа европейских биотехнологов провела испытания генетически модифицированных тополей с измененными содержанием и составом лигнина. Успехи пока скромные, однако они обнадеживают не только ученых, но и производителей бумаги.

>>
После того как липы зацвели в начале июня, москвичи думали, что июль их ничем не удивит: ни тропической жарой, ни краснеющей рябиной. Но листопад — это уже перебор. Сначала отдельные сухие листочки, потом все гуще полетели по тротуару, зашуршали на газонах, и любимый наш тополь у редакционного подъезда заметно облысел... А, так это же тополевая моль! >>