Поздравляем Л.В.Каабака с юбилеем!

Синоптик анюта
Каабак Л.В.
(«ХиЖ», 1994, №1)

s19940156 kaabak1.jpg

Высоко в горах бывает только два времени года: зима и июль.

Майкл Флинн, «В стране слепых».


В конце июля прошлого года, несмотря на предостережения друзей, я снова отправился на Восточный Памир, в горный массив Мынхаджир, где ровно десять лет назад мне посчастливилось найти прекрасную бабочку и описать ее как новый подвид вида Парнассиус чарльтониус. Я назвал ее Парнассиус чарльтониус анюта.


s19940156 kaabak2.jpg
Владения "анюты" - скальный массив Мынхаджир


Я уже знал, то эта самая крупная бабочка высокогорий летает только в нечетные годы, ареал ее обитания поразительно мал - какие-то четверть квадратного километра – и удален от других известных на сегодня мест обитания бабочек этого вида. Ее популяция малочисленна и, по-видимому, вообще единственная. А сама анюта – палеоэндемик, реликтовый исчезающий подвид. Обо всем этом я уже подробно написал в июльском номере «Химии и жизни» за 1990 год.

Однако самое удивительное обнаружилось, когда я сравнил сроки лёта бабочек с погодными условиями. Похоже, анюта может предсказывать погоду, причем делать долгосрочные прогнозы (см. рисунок). 


s19940156 kaabak3.jpg


В июне на высокогорьях Восточного Памира еще холодно – преобладают температуры ниже нуля. В июле средняя температура достигает 8° С, правда, год на год не приходится. А потом начинаются летние снегопады – в июле, самое позднее – в августе. Так что на поддержание рода бабочке отведено не так много времени. Если она не подгадает вылет из куколки до первого летнего снегопада, то просто-напросто исчезнет с лица Земли.

А температура- дело второстепенное, она играет не столь важную роль. Так, в холодное лето 1989 года вылет бабочек задержался до 1 августа. Такие задержки из-за низких температур обычны и для бабочек других видов. Но в 1987 и 1993 годах, когда снегопады начались рано, анюты поторопились вылететь из куколок, несмотря на холодный июль 1987 года. Обратите внимание, они вылетели даже раньше, чем в сравнительно теплых 1985 и 1991 годах. Получается, что куколка анюты безошибочно чувствует, когда начнется первый летний снегопад.

Конечно, делать окончательный вывод еще рано, надо набрать побольше статистических данных. Но то, что куколка уже заранее знает дату грядущего снегопада, - вполне можно принять как рабочую гипотезу. Кстати, сведений о такой уникальной способности насекомых в литературе, по-моему, нет.

Вообще, способности высокогорных бабочек, возникшие в результате борьбы за выживание в экстремальных условиях, просто поразительны. Например, я обнаружил, что лет бабочек самого верхнего яруса – П. симо, П. штаудингери, П. актиус, обитающих на высоте 4700 – 5000 м, начинается в первые же солнечные дни конца июня – начала июля, то есть значительно раньше лета бабочек, живущих ниже, на высоте 800-1000 метров. Но ведь в горах весна и лето, как известно, продвигаются снизу вверх, и, казалось бы, все должно быть наоборот. Объяснение аномалии простое: у высокогорных популяций бабочек зимуют куколки, в основном завершившие развитие.

Думаю, что синоптикам остается только завидовать удивительной способности анюты. Они могут давать какие угодно прогнозы, но если числа 15-20 июля я замечу на Мынхаджире анюту, то буду уверен, что не позднее, чем через 10 дней начнется снегопад и резко похолодает. А в горах такое знание не помешает.

Еще по теме

Летом 1983 г., на Восточном Памире, в могучих скалах массива Мынхаджир, на высоте 4200 м, я поймал несколько бабочек вида Парнассиус чарльтониус, которые сильно отличались от двух известных к тому времени в нашей стране подвидов чарльтониуса: западнопамирского вапарозуса и романова, обитающих на хребте Петра I, Алайском и Заалайском хребтах. До моей находки считалось, что на Восточном Памире чарльтониус не обитает. А между прочим, бабочки этого вида считаются одними из красивейших в мире. Их можно встретить только в труднодоступных горах Памиро-Алая, Гиндукуша, Каракорума, Гималаев.

>>
Леонид Владимирович Каабак — давний знакомый и постоянный автор нашего журнала. Возможно, кто-то из читателей помнит, например, его статью «Лимит удачи» в декабрьском номере «Химии и жизни» за 1994 год, посвященную превратностям органического синтеза. И наверняка многим запомнились статьи профессора Каабака о его хобби — бабочках. Сегодня — рассказ о еще одном путешествии. >>
Когда мне было года четыре, я впервые увидел огромную траурницу, порхавшую в саду между деревьями. До сих пор, а мне уже немало лет, я помню, как был потрясен ее сказочной красотой. Траурница оказалась одним из самых сильных моих впечатлений в детстве, да, пожалуй, и в жизни. >>
Что может быть нежнее бабочки? И суровее гор Средней Азии? Тем не менее эти прекрасные хрупкие существа живут там. >>
Взмахи крыльев бабочек оставили след не только в литературе. Можно сказать без преувеличения, что вся история человечества сложилась бы иначе, не прими в ней участие эти насекомые. >>
"Четвертая стадия" - это по аналогии с раковой опухолью. Автор, много раз бывавший в Киргизии в экспедициях и с лекциями, с болью пишет о болезни, разъедающей эту прекрасную страну, населенную прекрасным народом. Он не дает политических оценок, и старается придерживаться только сухих фактов. Но писать об этом спокойно, без эмоций, не получается. >>
Это рассказ об энтомологической экспедиции в Камерун — страну, которую за ее природное разнообразие называют "Африкой в миниатюре". Известно, что самые красивые и необычные бабочки живут в джунглях. В Камеруне только дневных бабочек — около трех тысяч видов, ночных же в десять раз больше. >>