Все краски в гости к нам!

М. Демина
(«ХиЖ», 2010, №4)

Когда гордая и властная Клеопатра, последняя царица Древнего Египта, решила в очередной раз поразить мир, она распорядилась выкрасить паруса своего корабля пурпуром, весла сделать из серебра, а корму из золота. Это было великолепное зрелище: корабль царицы несся по волнам, закипавшим белой пеной, над ним огромными куполами вздымались пурпурные паруса! Как сообщалось в исторических хрониках, «каждый парус стоил золотого слитка».

pic_2010_04_65.jpg
Иллюстрация: Е. Силина

Пурпур много веков был ценнейшим красителем тканей, или, как теперь говорят, текстиля (от греч. «тексо» — ткать). Добывали пурпур из желез средиземноморского моллюска улитки-иглянки. Чтобы получить один грамм красителя, нужно было выловить и переработать около 10 тысяч раковин с улиткой. В Римской империи только правители и жрецы высшего ранга носили тоги, окаймленные пурпуром. Из высушенных насекомых мексиканских щитовок — кошенили — получали не менее ценный краситель ало-красный кармин. Двадцать тысяч жучков давали один грамм краски. Королем красителей называли фиолетово-синий индиго, добываемый из стеблей и листьев индигоферы, растения, распространенного в тропических лесах Азии. Желтую краску получали из цветочной пыльцы дикого крокуса — шафрана, а красно-оранжевую хну — из листьев невысокого кустарника лавсонии. Окрашивать ткани люди научились много тысяч лет назад. Пелены, в которые завернуты египетские мумии, и сейчас сохраняют на кромках голубой цвет.

На Руси не знали ни пурпура, ни кармина. Но, как показали раскопки древнего Новгорода, цветные ткани не были редкостью. «У меня ль золота казна не тощится, цветно платье не носится», — поет герой былины Садко. Его прототипом был знатный новгородец, живший в XII веке. Из чего же «варили краску» русские мастера? Из всего, чем богат русский лес: из коры и листьев крушины, спелых ягод черники и бузины, корней кувшинки и конского щавеля, цветков лесной герани, дикого мака и синего касатика. Листья, кору, плоды измельчали и долго кипятили в дождевой воде. Отстоянный отвар выпаривали и получали густую краску. Перед крашением ткани протравливали — выдерживали в растворе солей, например медного или железного купороса или хромово-алюминиевых квасцов. То, что протравливание заметно увеличивает прочность окраски, люди знали из опыта. Дело в том, что атом металла из соли образует внутрикомплексное соединение — с молекулой тканевого волокна и с молекулой красителя, тем самым обеспечивая прочную связь. Самый ответственный момент в крашении — подготовка красящего раствора нужной концентрации. Здесь требуется филигранная точность, от нее зависит будущий цветовой оттенок. В этом растворе ткань кипятили не менее двух часов, постоянно переворачивая. Готовый материал хорошо прополаскивали и сушили в тени.

Красильное ремесло считалось «черным», вредным. Руки мастеров, загрубевшие, изъеденные солями, имели стойкий неприятный запах, глаза слезились и рано теряли зоркость. Но красильное дело процветало, ведь на цветные ткани всегда был повышенный спрос. Русские красильщики достигли потрясающего мастерства: на Императорской шпалерной мануфактуре, основанной Петром I в Петербурге, из 8—10 естественных красителей получали до 800 оттенков цветов для шерстяных и шелковых тканей.

В середине XIX века началась эра органической химии, и ее первыми успехами стали синтетические красители. В 1856 году профессор Варшавского университета Якуб Натансон, работавший тогда в России, нагревая анилин C6H5NH2 с дихлорэтаном CH2Cl—CH2Cl, получил новое вещество ярко-красного цвета, напоминавшее цветок фуксии. Его так и назвали фуксин. В это же время английский химик Уильям Перкин, пытаясь синтезировать лекарство от малярии — хинин, случайно получил реакцией окисления того же анилина красно-фиолетовый краситель, названный мовеином (от франц. mauve — мальва). С мовеина, который имел огромный успех у европейских модниц, щеголявших в шелковых платьях цвета мальвы, и началась анилинокрасочная промышленность. Химики всего мира бросились изучать природу красителей. Открытия следовали одно за другим. В 1857 году англичанин Петер Грисс сумел получить азокрасители взаимодействием ароматических аминов с азотистой кислотой. В 1869 году немецкие химики, два Карла — Гребе и Либерман, — синтезировали ализарин. В лаборатории Августа Гофмана в Лондоне были получены этил- и метил-производные розанилина, красителя, дающего любой оттенок от красного до лилово-фиолетового. Сложнее оказалось найти синтетический аналог синего индиго, но и король красителей не устоял: в конце 80-х годов немецкий химик Адольф Байер получил искусственным путем ярко-синюю краску, идентичную по своему строению индиго. Ее промышленное производство под названием «индантрон» началось в конце 90-х годов.

Синтетические красители в мгновение ока вытеснили натуральные. Они дешевы, дают красивую и прочную окраску, которая не выгорает на солнце и не линяет при стирке. Сырьем для них служат продукты переработки нефти и каменного угля. В наше время количество синтетических красителей, предназначенных для текстильной промышленности, исчисляется тысячами. Цветовая гамма оттенков фантастически огромна. Берилловый, бисквитный, муаровый, изумрудный, фисташковый, болотный, электрик, вердепомовый, офитовый — это малая толика оттенков основного зеленого цвета. Некоторые даже не имеют названий, специалисты различают их по номерам.

В последние десятилетия XX века химики занялись синтезом красителей нового поколения — с заранее заданными свойствами. Например, биозащитные красители для шерстяных тканей, сберегающие их от моли и плесневых грибков, огнезащитные красители, замедляющие скорость горения ткани. Популярны оптические отбеливатели, или белофоры, красители, скрывающие желтизну белых тканей. Светящиеся красители, люминофоры, состоят из оксидов, сульфидов, фосфатов и силикатов с активирующими добавками серебра, меди, марганца. Они светятся в ультрафиолетовых лучах. Деталь одежды, окрашенная люминофором, становится яркой, если ее осветить белым светом, например фарой автомобиля. Пешехода в такой одежде отлично видно в самую темную ночь.

А природные красители теперь используют в декоративной косметике, например в красках для волос, губной помаде и в пищевой промышленности для подкрашивания напитков, кремов, печенья и конфет.

Разные разности
30.11.2023
Памятник ржавчине
Каждый год коррозия съедает 10% всей произведенной за год стали. А то и больше. Разрушаютс...
25.11.2023
Берегите планету — ешьте руками
В Китае поставили цель сократить использование одноразовых столовых приборов при доставке еды и пров...
23.11.2023
Пишут, что...
…в акватории Курильских островов обнаружен новый вид голожаберного моллюска, которому дано имя ...
20.11.2023
«Искусственный интеллект vs Человек». Мир будущего обсудили в Научном кафе
14 ноября состоялась очередная встреча в Научном кафе, которое полгода назад возобновило свою р...