Суета вокруг багульника

Н. Ручкина

С этим растением сплошная неразбериха, хотя оно хорошо известно. Путаница начинается уже с названиями: в народе его называют и болиголовом, и болотным дурманом, хотя никакого отношения к ним он не имеет! Болотный — да, но багульник, по-латыни Ledum palustre. С родовым названием тоже не все ясно, по одной из версий, оно происходит от греческого ledos, что означает «халат» или «шерсть», потому что стебли и нижняя часть листьев  багульника густо покрыты рыжими волосками. По этим волоскам, кожистым, загнутым по краям листочкам и белым цветкам, собранным в зонтик, багульник легко узнать.

pic_2023_03_44.jpg
Иллюстрация Петра Перевезенцева

Однако же молва путает его с другим растением, рододендроном даурским, тем самым, что цветет розовым где-то на сопках между кедрами. Ключевое слово тут «где-то», потому что на нашей планете багульник на сопках не растет, как, впрочем, и кедры, а предпочитает кислые, торфянистые почвы, верховые болота и влажные сосняки. Видовое название palustre как раз и означает «болотный». Багульник можно даже использовать как индикатор загрязнения болот, потому что он очень чувствителен к присутствию полициклических ароматических углеводов.

Под именем багульника продают веточки рододендрона Ледебурга, или маральника. Он очень похож на рододендрон даурский, только листья сбрасывает не осенью,  а весной, поэтому зимой зелен и его нещадно срезают на букеты.

Но багульник рододендронам и впрямь родня. Они относятся к одному семейству вересковых, и в 1990 году систематики даже включили виды, раньше относившиеся к роду Ledum, в род рододендрон. Тогда наш герой получил название Rhododendron tomentosum — рододендрон войлочный (из-за густой рыжей опушки, разумеется). В русскоязычной литературе это имя не прижилось, и багульник по-прежнему L. palustre.

Этот вечнозеленый кустарничек высотой до полутора метров растет в Северной и Центральной Европе, Северной Азии и Северной Америке. В Европе он постепенно исчезает из-за осушения болот и сельскохозяйственного использования земель, а также из-за активного сбора. Багульник ценят как лекарственное растение и репеллент, главным образом из-за его эфирного масла.

Состав масла варьирует в зависимости от места произрастания и фазы вегетации. В молодых весенних побегах масла в три-четыре раза больше, чем в старых. Пока в нем насчитали 90 соединений, самые известные из которых — сесквитерпеноиды ледол и палюстрол. Растение содержит также флавоноиды, дубильные вещества, органические кислоты.

pic_2023_03_46.jpg

У багульника стойкая репутация репеллента, лекарственного и ядовитого растения. Вопрос в том, насколько она обоснованна.

Начнем со свойства отпугивать насекомых. Еще средневековый итальянский врач Пьетро Андреа Маттиоли (1501 — 1577) рекомендовал багульник как средство от моли и сверчков. В 1742 году Карл Линней отметил, что шведские крестьяне используют багульник как средство от вшей, тем же занимались в Норвегии и Финляндии. Сухие веточки растения клали в шкафы и в постель для защиты от клопов и платяной моли, отваром (иногда в смеси с лютиком едким) поливали пол, чтобы защититься от блох, дымом разгоняли комаров.

Эффективность этих мер неизвестна. Немногочисленные эксперименты показывают, что запах растения или экстракта действительно не нравится некоторым долгоносикам и комарам Aedes aegypti, но полностью защитить от них не может. Как действует багульник на бытовых насекомых, в лабораториях не проверяли.

Перечень лечебных свойств багульника довольно длинный. В России настои и отвары побегов традиционно использовали при бронхитах, туберкулезе, кашле, астме, спастических энтероколитах и гастритах; как лекарство от женских болезней, глистогонное и потогонное при лихорадке. Мазями на основе льняного масла или животных жиров лечили  экзему, чесотку, укусы насекомых, ушибы и гематомы, раны и фурункулы, ветряную оспу и конъюнктивиты. В Якутии багульник служил абортивным средством, в Польше его отваром полоскали рот при зубной боли и болезненности десен.

Коренные жители Канады — инуиты и индейцы кри — пили отвар багульника при простудах, болях в мышцах и внутренних органах, диарее, инфекционных и воспалительных заболеваниях, лечили им язвы, похмелье и сахарный диабет.

Список впечатляющий, хотя и не полный. Но мы ведь традициям не очень верим, нам доказательства подавай. А их немного. Обезболивающее действие экстракта подтвердили на мышах. Он также защищает грызунов от возбудителя туберкулеза и клещевого энцефалита. Эфирное масло багульника уничтожает грибки: черный аспергилл и несколько видов кандид. Это наружное средство, внутрь его не принимают, потому что оно, как любое эфирное масло, может раздражать почки и желудочно-кишечный тракт. Кверцетин багульника подавляет всасывание глюкозы в кишечнике, но на секрецию инсулина не влияет, поэтому его антидиабетические свойства под вопросом.

pic_2023_03_45-2.jpg
Багульник болотный легко узнать по густым рыжим волоскам и плотным листочкам с завернутыми вниз краями
Фото: Tero Laakso / Flickr CC

В экспериментах с мышами выяснилось, что эфирное масло и фенольные соединения багульника обладают антиоксидантной активностью, поэтому, теоретически, могут быть полезны при лечении таких свободнорадикальных заболеваний, как хронический бронхит и астма, но это надо проверять.

Клинические исследования L. palustre проводили только гомеопаты. По их данным, препараты с багульником снимают боль при лечении ревматических заболеваний, а при комариных укусах уменьшают покраснение, но, увы, не боль и зуд.

Отвар и настой багульника могут помочь при кишечных расстройствах, потому что в них много танина — в свое время багульник даже использовали для дубления кож.

В российских аптеках побеги багульника продают как противокашлевое и отхаркивающее средство. Основным компонентом считают ледол, который усиливает секрецию бронхиальных желез, расширяет бронхи и подавляет кашлевой рефлекс. Так написано в инструкции к отечественному препарату «Ледин», созданному на основе ледола.  Его назначают при остром и хроническом бронхите, пневмонии, астме, туберкулезе легких, муковисцидозе и частом, преимущественно сухом кашле.

И в то же время ледол считают токсичным веществом, а багульник — ядовитым, хотя экспериментально сей факт не подтвержден. Говорят, что запах багульника вызывает головную боль. Вообще-то ее может вызывать любой сильный аромат, если им злоупотреблять. Есть люди, котором становится плохо от запаха ладана. Но никто не утверждает, что ладан токсичен. В то же время эфирное масло L. palustre используют в ароматерапии как антисептик, спазмолитик и противовоспалительное средство. Это что же, маслом, вызывающим головную боль, предлагают лечить спазмы и воспаление?

Считается, что ледол влияет на центральную нервную систему — в небольших дозах он бодрит, а передозировка может вызвать судороги. Поэтому эффект ледола часто сравнивают с действием алкалоида кофеина. Кофеин в больших дозах опасен, его токсичная доза известна, но в список ядовитых растений кофе не входит. Опасную дозу ледола никто не определял, и непонятно, откуда взялось утверждение, что максимальная однократная доза багульника для приема внутрь составляет 0,5 грамма, а суточная — 1 грамм.

pic_2023_03_45-1.jpg
Багульник образует густые заросли
Фото: Flickr CC

Эта рекомендация не согласуется с распространенным рецептом, который предписывает заварить 25 граммов побегов литром кипятка и пить по полстакана 4–5 раз в день. Если в стакане 200 мл, человек за день выпьет 400–500 мл, то есть употребит 2,5 г сырья за раз и 10–12,5 г в сутки, многократно превысив разрешенную дозу.

Если багульник ядовит, почему его побеги и «Ледин» продают в аптеках без рецепта? И хотя в каждой таблетке «Ледина» 0,5 г ледола, единственным побочным эффектом лекарства называют возможную аллергию.

В Северной Америке издавна пили отвар багульника — витаминный бодрящий напиток. Его так и назвали — северный лабрадорский чай. Северный потому, что есть и другие лабрадорские чаи из других видов Ledum. И заваривают его как обычный чай — чайную ложку сухих листьев на стакан кипятка. Настаивают от 3 до 10 минут, в зависимости от желаемой крепости. Кроме того, листья багульника используют как приправу ко многим блюдам и добавляют в крепкие напитки в качестве пряности. И ничего, никто не жалуется.

Тем не менее за багульником сложилась репутация опьяняющего растения. В Германии его добавляли в пиво, но потребители вели себя агрессивно, и в 1723 году курфюрст ганноверский Георг пиво с багульником запретил. Стали ли после этого накачавшиеся пивом германцы милыми и кроткими, история умалчивает.

Возможно, такая репутация сложилась потому, что багульник — болотное растение. На болотах летом жарче, чем в окрестностях. Если долго там гулять в солнечный, безветренный день, голову напечет.  А тут еще багульник цветет и сильно пахнет. Конечно, он и виноват. А возможно, дело в том, что багульник использовали в шаманских практиках. Религиозные культы не обходятся без воскурений. На севере нет ни ладана, ни мирры, а багульник есть, горит хорошо, и шаманы напускали дыма. Вещества, которые используют в подобных обрядах, априори считают психотропными, то есть вредными. Не верьте. Без доказательств не верьте. Пейте чай с багульником. Автор этих строк пьет и доволен.

Разные разности
Пишут, что...
…помидоры и томатный сок могут избавлять от кишечных бактерий, таких как сальмонелла… …прогулка на природе улучшает процессы исполнительного контроля в мозге помимо преимуществ, связанных с физическими упражнениями… …женский половой гормон эстра...
Пингвины во сне
Все мы знаем, как важен сон. В этом смысле очень тяжело молодым мамам. Первый месяц-два, когда детеныша надо кормить каждые три часа, о ночном сне можно забыть. И это тяжело, женщины знают. А как животные с этим справляются? Например — птицы? Би...
Долгожители обязаны вирусам
Почему при прочих равных условиях одни доживают до ста лет, а другие — нет? Исследователи из Копенгагенского университета решили поискать ответ на этот вопрос в кишечнике долгожителей, а точнее — в том гигантском сообществе бактерий, которы...
Сердце требует движения
Огромное количество исследователей во всем мире изучает сердечно-сосудистые заболевания и пытается найти универсальное решение. И на самом деле все они сходятся в одном: универсальное решение есть, и это — движение.