А. Загородний

Вали в море, старикашка, вали в море! Когда-то он сам кричал так же и, оказавшись рядом, толкал старое тело подальше от берега. Старик не нужен здесь, в стае. А там он нужен рыбе, которая живет на глубине. Здесь, на мелководье, он ест вкусные водоросли, которых и так мало. Пусть плывет туда, где водорослей нет. И еще там, дальше от берега, старик накормит большую черную рыбу, которая, может быть, приплывет сегодня. Рыба любит глубину; насытившись, она не полезет на мелководье.

Отвяжитесь! Не толкайтесь! Он не согласен туда, он не хочет туда. Он боится рыбу. Он останется, будет держаться ближе к берегу, здесь, у полосы прибоя. Водоросли, он тоже хочет их есть. И ему рано к рыбе.

Вали в море, старикашка, — удар головой в бок. Больно. Убежать! Но куда? Не надо на глубину, не надо к рыбе. Еще удар, еще. Совсем молодые и те, что немного старше. Чужие и те, кого он сам родил. Все вместе против него одного.

Собрав силы, старик проталкивается через толпу молодежи на другую сторону, дальше от страшной глубины, туда, где мелко, даже слишком мелко. Там мешают камни, песок, нельзя плавать. Упираясь коротким хвостом, он медленно ползет по дну. Спина высовывается над поверхностью, ее жжет солнце, сушит враждебный воздух. Назад! Старик поворачивает назад, но там они, молодые. Толчок, удар, еще толчок. Они будут бить, толкать и прогонят его к рыбе.

Старик забывает про солнце, рыба страшнее. Он опять ползет по дну к берегу. С трудом. Воды под животом все меньше, а потом ее почти совсем не остается. Он пересекает кромку, море уже не здесь, а позади, живот тащится, скребет по песку и мелким камешкам. Накатывает жар, чешуя топорщится, но вдруг падают капли, падают с неба и бьют по сухой коже. Это больно. Сначала. Но и приятно. Капли помогают выдержать зной, выжить здесь, на воздухе.

Между камнями маленькая лужица. Моросит дождь, по лужице бегут маленькие волны, в ней никем не тронутая зелень. Вкусная зелень, вся для единственного сухопутного, пусть только почти сухопутного, пусть еще даже не земноводного.


pic_2021_06_64.jpg

Иллюстрация Елены Станиковой

 
Разные разности
Магнитная навигация муравьев
Пустынные муравьи Cataglyphis — настоящие асы навигации. В поисках пищи они удаляются по извилистым тропинкам на несколько сотен метров от своего подземного гнезда. Зато обратно бегут по прямой, срезая все углы и повороты, — как стрела...
Микробы делают чай вкуснее
Что влияет на количество теанина в чае? Этот вопрос исследовали китайские ученые. Они тщательно изучили и сравнили по содержанию теанина 17 сортов чая и выяснили, что все зависит от количества и активности азотфиксирущих бактерий, обитающих на к...
Анатомия «Руанского собора»
В Музее изобразительных искусств имени Пушкина в Москве в феврале и марте прошла необычная выставка. Всего две картины Клода Моне — «Руанский собор в полдень» и «Руанский собор вечером». А рядом были представлены результаты физико-хими...
Пирожное как источник топлива
На волне интереса к биотопливу появилась идея использовать невостребованные хлебобулочные изделия в качестве сырья для биотоплива. А почему бы и нет? Хлеб содержит много крахмала. Он легко расщепляется ферментами на молекулы сахара, которые затем дро...