Мы дружили с детства

Елена Лаевская

pic_2021_02_64.jpg

Художник Елена Станикова

Мы дружили с детства: вышли из одной песочницы: Мишка Толстопуз, Олежкa и я.

Вместе лепили куличики, препарировали игрушечным совочком дождевых червей, играли с пацанами в войнушку и с девчонками в веревочку. Олежкa и я ходили в один детский сад, Мишку пасла бабушка.

Вместе пошли в первый класс. Олежкa с Толстопузом в «А», я в «Б». По поводу того, кто лучше, ашки или бэшки, скоро на заднем дворе школы случилась драка. С тремя оторванными пуговицами и одной разбитой губой. Теперь смешно вспоминать.

На выцветших черно-белых фотографиях в пыльных альбомах мы сидим обнявшись, со скорбно сжатыми губами.

Мишкина мама сказала, что отсутствие передних зубов — некрасиво, и мы приняли это всерьез.

К десяти годам Олежкa был самым высоким из нас, Мишка — играющим на пианино, а я самым читающим.

Казалось, что так будет всегда.

А потом случилось вот что: нам с Мишкой стало тесно в детстве. Я и Толстопуз торопились стать подростками. C ломающимися голосами, прыщавыми подбородками, неясным томлением в душе. Нам хотелось поскорее ухватить свою долю самостоятельности и, уж так и быть, принять на плечи часть взрослых дел.

А Олежкa сказал: «Мне это не нужно». И перестал расти. Остался щуплым мальчишкой мне по плечо, с горстью пластмассовых солдатиков в кармане и ключом от квартиры на шее.

Толстопуз в жестоких боях отвоевал себе право бросить музыку, я — возвращаться домой после двенадцати. Олежкa продолжал получать в подарок разноцветные игрушечные машинки.

Я поступил в институт, влюбился, бросил учебу, ушел в армию, Толстопуз женился. Олежкa смотрел по телевизору мультики и покупал в киоске мороженое на выданные родителями монетки.

Наш друг легко менял школы и приятелей — Олежкины родители все время переезжали, чтобы избежать вопросов о невзрослеющем сыне. Но сo мной и с Мишкой связь старались не терять: мы были единственными, кто знал их секрет.

Олежкины родители приводили Олежку на мои дни рождения. Тот сидел за столом, ковырялся в салате оливье. Белобрысый, ясноглазый, худенький. А мы все вокруг — погрузневшие, с морщинками вокруг глаз, с первой сединой.

Олежкa выглядел обиженным: ему было скучно рядом с обычными детьми, но и рядом с нами было невесело.

Наверное, он считал нас с Мишкой предателями.

По своей собственной воле он застрял в межсезонье, но упрямо не собирался его покидать.

По выходным я водил сыновей на прогулку. Мы часто заходили за Олежкой. Прохожие считали, что у меня три сына.

У Мишки было две дочки. Маленькими, они гордо вышагивали, держа Олежку за руки, а в тринадцать отгоняли его подальше, шепотом делясь друг с другом своими девчачьими секретами.

Олежкa получил двухколесный велосипед и право пользоваться компьютером два часа в день. Мишка открыл свой бизнес. Катаясь на лыжах, я сломал ногу, и повзрослевшие сыновья два километра несли меня на руках до ближайшей деревни.

В одночасье умерли Олежкины родители. Похороны организовывали мы с Толстопузом. Oлежкa забрался с ногами на диван, утирал слезы и сопли и грыз шоколадку, сунутую ему моей женой.

Мы дали слово Олежкиным родителям, что не бросим его одного. Он жил по очереди то у Мишки, то у меня. Я ходил на школьные собрания, делал с Олежкой уроки, покупал рубашки и кроссовки, следил за тем, чтобы он мыл ноги перед сном.

Мишка водил Олежку к зубному врачу и в магазин игрушек.

Выросли и ушли из дома мои сыновья, разлетелись по свету Мишкины дочки.

Захотелось немного пожить для себя, а по квартире продолжал бегать вечный десятилетний пацан.

— Слушай, — прижали мы Олежку, — давай вырастай, а?

— Не хочу, — выкрутился из наших рук Олежка. — И с вами быть не хочу, раз вы такие. Буду один. Или что-нибудь придумаю.

И он придумал.

Через несколько дней гордый Олежка показал нам объявление в газете. Там черным по белому было написано: «Питер Пэн, прилетай и забери меня в Нетландию. Очень надо».

Мы с Мишкой только плечами пожали.

А наутро Олежки в комнате не оказалось. Дверь в квартиру была заперта изнутри, окно распахнуто настежь. На полу валялись парик из темного конского волоса и рваная кружевная манжета, а на мебели виднелись царапины, оставленные каким-то металлическим предметом.

Как будто нашего друга утащил капитан Крюк.

pic_2021_02_65.jpg


Разные разности
Женщина изобретающая
Пишут, что за последние 200 лет только 1,5% изобретений сделали женщины. Не удивительно. До конца XIX века во многих странах женщины вообще не имели права подавать заявки на патенты, поэтому частенько оформляли их на мужей. Сегодня сит...
Мужчина читающий
Откуда в голове изобретателя, ученого вдруг возникает идея, порой безумная — какое-нибудь невероятное устройство или процесс, которым нет аналогов в природе? Именно книги формируют воображение юных читателей, подбрасывают идеи, из которых выраст...
Пишут, что...
…археологи обнаружили на стоянке мамонтов Ла-Прель в округе Конверс бусину, сделанную из кости зайца, возраст которой составляет около 12 940 лет… …астрофизики впервые обнаружили молекулы воды на поверхности астероидов Ирис и Массалия… ...
Слезы как оружие
Женщины прекрасно знают, что стоит пустить в ход слезы, как еще секунду назад грозный, орущий и злобный мужчина вдруг обмякает, теряется и становится похожим на кроткую овечку. Откуда такая обезоруживающая сила женских слез? В чем здесь дело?