Хемофобия и дигидроген | Научно-популярный журнал "Химия и Жизнь"

Хемофобия и дигидроген
Леенсон И.А.
(«ХиЖ», 2018, №1)

pic_2018_01_18-1.jpg

«100 химических мифов: недоразумения, неверные трактовки, объяснения» (Lajos Kovбcs, Dezső Csupor, Gбbor Lente, Tamбs Gunda. 100 Chemical Myths. Misconceptions, Misunderstandings, Explanations. Springer International Publishing. Switzerland 2014

В 2005 году, к 40-летию «Химии и жизни», в журнале публиковались краткие обзоры современных мифов, они же городские легенды: мифы о воде, о еде и питье, о болезнях и лекарствах. Но тема неисчерпаема, а «химическая мифология» популярности не теряет. Недавно четыре венгерских химика: Лайош Ковач и Дежё Ксупор из Сегедского университета, Габор Ленте и Тамаш Гунда из Дебреценского университета написали монографию «100 химических мифов: недоразумения, неверные трактовки, объяснения», которая была переведена на английский язык и выпущена издательством «Шпрингер».

Эпиграф к книге — слова Марии Кюри: «В жизни нет ничего, чего стоило бы бояться, есть только то, что нужно понять». Авторы постарались понять, откуда берутся «химические мифы», относящиеся к еде, медицине, различным химикатам и т.д.

Предисловие написал Джозеф (Джо) Шварц, профессор Университета Мак-гилла в Монреале, широко известный в Канаде популяризатор науки, ведущий непримиримую борьбу с лжеучеными и шарлатанами от науки. Сам он написал книгу «Это действительно так?» (Is That a Fact?) с «говорящей» иллюстрацией на обложке. В ней Шварц разоблачает страшилки вроде «Ешьте это, и проживете до ста лет; не будете есть — долго не протянете».

Шварц родился в Венгрии, провел там детские годы, и первое его знакомство с химией состоялось, когда он впервые съел обычный местный деликатес: ломоть хлеба, намазанный гусиным жиром (о вреде холестерина тогда и не слышали) и посыпанный мелко нарезанной паприкой — венгерским красным перцем. И тут будущий ученый узнал, каков на вкус капсаицин! Оказалось, что его мать по ошибке купила вместо сладкого перца жгучий… Капсаицин содержится в различных растениях рода Capsicum, особенно много его в чрезвычайно жгучих стручках перца Capsicum frutescens. И латинское название у перца говорящее, от греческого kaptein — пожирать.

pic_2018_01_18-2.jpg

Капсаицин

Этот случай заставил семилетнего мальчика задуматься. Ведь сладкий и жгучий перец внешне ничем не различались. Ребенок, конечно, не мог понять, в чем тут дело. Но именно так произошло — как он говорил позже — его первое приобщение к химии.

Когда он был студентом, чудеса химии широко вошли в жизнь, ими восхищались, и ни у кого слово «химия» не ассоциировалось с загрязнениями и ядами. Но уже в 70-е годы наметились новые тенденции. Люди стали связывать химию не с новыми лекарственными препаратами, синтетическими волокнами и пластиками, ас напалмом, ядохимикатами, загрязнением окружающей среды. Слово «химический» стало ругательством, и даже химики, общаясь с журналистами, вместо «химикат» стали говорить «вещество» — это не звучало так пугающе. Дошло до того, что в начале 80-х из девиза компании «Дюпон» «Better Things for Better Living Through Chemistry» («Лучшие вещи для лучшей жизни благодаря химии») выбросили упоминание о химии!

Многочисленные группы не очень осведомленных активистов породили в мире хемофобию, как правило, основанную не на фактах, а на вымыслах. Эмоции заполнили вакуум, созданный химической неграмотностью населения. Иррациональный страх перед всем «химическим» основан на отсутствии элементарных знаний. А ведь химические вещества сами по себе не хорошие и не плохие, из них состоит все вокруг человека, да и человек тоже. Химические вещества не принимают никаких решений о своем применении или неприменении в той или иной области — это делают только люди. Вспомним еще раз высказывание Марии Кюри: не следует бояться химии (как и не следует ей поклоняться); химию нужно понимать. Незнание порождает страх, а знания его рассеивают. Задача химиков и журналистов, пишущих о химии, информировать и просвещать людей. А это трудно, если большинство не знает, что такое молекула, и несложная структурная формула кажется загадочной, как египетский иероглиф.

Авторы книги, не теряя научной достоверности, рассказывают о многих популярных «химических мифах»: объясняют читателям, далеким от химии, но желающим понять ее, что такое молекула, чем «натуральное» отличается от «синтетики», масло от маргарина, «опасный» гамма-лактон 2,3-дегидроL-гулоновой кислоты — от полезного витамина С. Они также предостерегают от множества самых разнообразных мошеннических схем, единственная цель которых — обчистить доверчивых читателей огромного числа интернет-ресурсов. Среди них — «щелочная диета для похудения», якобы восстанавливающая «pH организма» и «нейтрализующая его закисленность» (в Интернете на «щелочную диету» 165 тысяч ссылок); лечение рака, которого у человека нет; способы избавления от алкоголизма; средства, выводящие из организма все «шлаки», которые в нем накопились за много лет, и многое другое. Все это агрессивно рекламируется ив Интернете, и по телевидению. К сожалению, журналисты часто привлекают для рекламирования сомнительных снадобий известных в стране людей, которые сами, видимо, мало разбираются в вопросе. В незнании их трудно упрекнуть, невозможно знать все обо всем, но можно упрекнуть в «торговле авторитетом».

Конечно, в книге, написанной венгерскими химиками, не могло не быть подробного рассказа о выделении витамина С из красного стручкового перца лауреатом Нобелевской премии Альбертом Сент-Дьёрдьи. Заодно читатели узнают, полезен или вреден для здоровья гусиный жир, а также чем все-таки жгучий перец отличается от сладкого. Прочитав книгу, можно узнать о том, насколько опасны биологические отходы и каково будущее биотехнологии; правда ли, что коньки скользят, потому что лед под ними плавится от давления (оказывается, неправда); опасны ли, а если да, то насколько, пищевые красители — трифенилметановые и азокрасители; не стоит ли заменить синтетические химические удобрения природными; может ли «неправильная пища» способствовать образованию камней в почках; действительно ли малокровие можно лечить шпинатом, в котором якобы много железа; всегда ли дженерики хуже оригинальных фирменных лекарств, а синтетические препараты хуже выделенных из трав; что можно вылечить соком алоэ... Перечислена только малая часть вопросов, которые рассматриваются в этой замечательной книжке. Всего же их, как следует из названия, ровно 100. Начнем с рассмотрения некоторых страхов, связанных с химией.

Последнее время в русскоязычном Интернете распространяется множество петиций, самых разнообразных по тематике: от требования выпустить маленького осьминога из океанариума до обращений чуть ли не к президенту с просьбой запретить распыление с самолетов ядохимикатов. Традиция подачи петицией в России существовала давно, была специальная канцелярия, которая занималась «прошениями на высочайшее имя», — значит, их было много. Существует эта деятельность и на Западе, и там они тоже нередко касаются химии. Одна из таких историй началась в 1983 году, еще до Интернета, когда в первоапрельском номере еженедельника «Дуранд экспресс», выходящем в маленьком городке Дуранде штата Мичиган, появилось предупреждение о том, что в городском водопроводе обнаружен «монооксид дигидрогена» (dihydrogen monooxide, сокращенно DHMO), вдыхание паров которого смертельно опасно, а попадание на кожу приводит к волдырям. В 1990 году эта пародия на «химические пугалки» попала в Интернет, где продолжает разгуливать по сей день. Появились даже петиции с требованием запретить производство DHMO.

pic_2018_01_20.jpg

Предупреждение: «Вода загрязнена DHMO!»

Сравнительно недавний случай — сообщение одной из местных американских радиостанций о том, что в округе Ли (Флорида) в воде, льющейся из водопроводных кранов, обнаружен тот самый страшный DHMO. Шутка передавалась несколько дней в начале апреля 2013 года. Не нужно быть профессором химии, чтобы понять, что у этого «дигидрогена» — всем известная формула Н2О. Тем не менее в коммунальную службу округа стали поступать звонки обеспокоенных жителей, которые прекратились только после официального сообщения о том, что вода совершенно безопасна.

Шутки шутками, но химическая неграмотность не так уж безобидна. Новозеландский политик Жаклин Дин недавно направила официальное письмо министру здравоохранения с вопросом о том, собирается ли министерство запретить DHMO. Интернет наполнен паническими сведениями и по другим поводам. Так, некая Александра Мухина на сайте Русского агентства новостей сообщает, что «Генеральное счетное бюро США нашло 125 косметических продуктов, содержащих ингредиенты, способствующие образованию раковых клеток и появлению врожденных заболеваний». Среди этих продуктов, например, Petrolatum (вазелин), про который говорится, что это «петролат», ядовитый «нефтехимический жир». Правда, организации «Генеральное счетное бюро США» не существует, но звучит авторитетно.

Однако не все так просто. На упаковках многих хозяйственных товаров честно (хотя зачастую очень маленькими буквами, которые без лупы и не прочитать) написан их состав. Причем названия этих веществ могут быть незнакомы даже профессиональным химикам. Например, на баночках с шампунями можно прочитать (обычно по-английски — то ли производители не знают, как это по-русски, то ли русских эквивалентов вообще нет), что они содержат Oleth-3 phosphate, Sodium Myreth Sulfate, Sodium Lauroyl Sarcosinate, LAS-Tenside, Sodium Lauroyl Methyl Isethionate, Polyquaternium-10, Panthenol, Denatonium Benzoate и т. д. и т. п. Не каждый химик разберется, что это за вещества и каковы их свойства. Нехимика эти названия могут только напугать: зачем столько всего напихано в шампунь? Название «саркозинат» напомнит ему саркому, хотя саркозин — это всего лишь аминокислота N-метилглицин, которая входит в состав мяса, а название происходит от греческого sarx — плоть. Таким образом, саркозинат — это соль саркозина, например, натриевая CH3NHCH2COONa, точно так же, как глутамат — соль глутаминовой кислоты. А упомянутый лаурилсаркозинат натрия — анионное поверхностно-активное веществ, его добавляют в моющие средства, зубную пасту, косметику, чтобы они лучше пенились. Пантенол (провитамин В5) — увлажняющее и влагоудерживающее средство. И так далее.

Важно и содержание разных компонентов в продуктах бытовой химии. Еще В.И.Вернадский в 1909 году заявил на XII съезде русских естествоиспытателей и врачей, что «в каждой капле и пылинке вещества… могут быть найдены все те элементы, какие наблюдаются на земном шаре». И ведь в теле человека некоторых радионуклидов, в том числе и очень редких, типа C-14, столько, что каждую секунду происходит порядка 10 тысяч радиоактивных распадов. Но это вовсе не значит, что нужно срочно что-то делать, чтобы избавить себя от этой радиации. Среди основных компонентов чая присутствуют бутиловый, изоамиловый и гексиловый спирты — компоненты сивушного масла, а также ряд других веществ, вроде эпикатехин-3-О-галлата. Но это вовсе не повод требовать запрета чая. Катехины относятся к биофлавоноидам, витаминам группы Р, которые укрепляют капилляры. Еще один яркий пример — скатол (β-метилиндол). Он содержится в экскрементах и обусловливает их запах. В то же время в небольших дозах это вещество используется как ароматизатор в парфюмерии и пищевой промышленности.

Боязнь химических названий — это одна из сторон хемофобии, то есть иррационального страха всего «химического». Средства массовой информации паразитируют на этом страхе, сообщая о разных страшных последствиях химизации. Отсутствие даже поверхностных знаний химии приводит к тому, что люди всему этому верят и требуют либо запретить «химию», либо ограничить использование «химических веществ». Производители разных товаров чутко откликаются на такие требования. И вот появляются отделочные панели, в описании которых производитель сообщает: «Безвреден для здоровья человека. Можно окрашивать. Негорючий. Не содержит химических веществ».

На популярном сайте Yahoo! Answers был как-то задан вопрос: «Что из перечисленного не содержит химических веществ? Средство для удаления засоров; овощи, выращенные с использованием органических удобрений; инсектицид для уничтожения летающих насекомых». К чести посетителей сайта, они не попались на «очевидный» ответ (овощи) и ответили правильно: вопрос не имеет смысла. Но вряд ли все они знают, что средство для прочистки сливных труб, например «КРОТ», — очень опасное в обращении, так как содержит крепкий раствор гидроксида натрия, который растворяет даже кожу рук, а при попадании в глаза последствия могут быть самыми неприятными. Именно этому нужно учить в первую очередь на уроках химии: о вредных и полезных свойствах разных веществ, с которыми встречается человек (не говоря уже о тщательном соблюдении инструкций).

Английское слово chemicals означает не только и не столько «химические вещества», сколько химические продукты, реагенты, реактивы, препараты. Видимо, и у нас понятие «химический» сегодня означает «полученный на химическом производстве, синтезированный». Однако есть немало веществ, образовавшихся в природе без всякого участия человека, которые куда опаснее, чем очень многие синтетические ядовитые вещества («Химия и жизнь» 2001, 7/8). Ядовитость какого-либо вещества зависит не от того, было ли оно синтезировано или образовалось в природе, а от его химического строения, а также от примесей. Но допустим, что понятие «химическое вещество» относится исключительно к тем веществам, которые синтезированы на химических предприятиях. Сможем ли мы перейти к «зеленой жизни» и питаться только тем, что нам поставляет природа? Сможем, и люди так делали тысячи лет. Но подобную жизнь смогут себе позволить очень немногие. Ведь если при выращивании сельскохозяйственных культур прекратить использовать синтезированные на химических заводах химические удобрения и средства защиты растений, их урожайность резко упадет. В Российской империи урожайность зерновых в конце XVIII века составляла 5 центнеров с гектара и мало изменилась за сто лет. Резкий рост начался только во второй половине ХХ века, когда началась «химизация всей страны». А воспетый в песнях «стопудовый урожай» (то есть 16 центнеров с гектара) был достигнут лишь в 80-е годы. В США в 2016 году урожайность всех типов пшеницы превысила 35 центнеров с гектара.

В 1798 году английский экономист Томас Мальтус (1766—1834) издал свою знаменитую книгу «Опыт о народонаселении». В ней он указал, что численность населения имеет тенденцию возрастать в геометрической прогрессии, тогда как средства к существованию растут только в арифметической прогрессии. Поэтому производство продуктов питания может расти лишь за счет расширения сельскохозяйственных угодий, лучшей обработки пахотной земли и т. д. Из теории Мальтуса следовало, что в будущем человечеству грозит голод. В 1887 году этот вывод подтвердил английский ученый Томас Гексли (1825—1895), друг Чарльза Дарвина и популяризатор его учения.

Положение спасли химики — они разработали методы синтеза азотных удобрений из атмосферного воздуха (калийных и фосфорных удобрений в природе много). И благодаря им городские жители развитых стран сейчас мало интересуются видами на урожай. Отказ от минеральных удобрений приведет к тому, что прогноз Мальтуса Гексли сбудется.

Еще по теме

Мифы о продуктах питания | Научно-популярный журнал «Химия и Жизнь»

Тезис о том, что «все продукты сейчас отравлены», — типичное проявление хемофобии, а хемофобия — следствие незнания и деятельности нечистоплотных СМИ. Послушать алармистов, в пищевой промышленности работают вредители, которые коварно отравляют продукты. Однако население земли вовсе не вымирает, а увеличивается, причем быстро, и средняя продолжительность жизни постоянно растет.


>>
prev_2018_03_14.jpg

Лишь очень малая часть синтетических соединений, попадающих в наш организм, когда-либо исследовалась на предмет опасности для здоровья, включая канцерогенность, воздействие на репродуктивную функцию, на внутриутробное развитие, иммунную систему и так далее. Те, которые изучают, — изучают на подопытных животных; на людях это делать неэтично. Кроме того, обычно изучается воздействие отдельных веществ, тогда как в реальной жизни на нас действует их смесь. При этом каждый год на рынке появляется до 1800 новых химических соединений.

>>