Он существует!

Мария Куликова

pic_2022_12_54.jpg
Иллюстрация Сергея Дергачева
Домашний баловень, обычный рыжий кот, пригрелся на Люсиных коленях. На такого глянешь и сразу поймешь, что это не какой-то там Мурзик, не Пушок, а именно Барсик. Барсик делал вид, что вместе со всеми слушает песни с телевизионного экрана, а на самом деле тонким прищуром тайком зарился на серебристый дождик, переливающийся в огоньках елочной гирлянды. Как же хотелось на него наброситься и жевать, жевать, жевать! Но ведь отберут. Мама будет верещать, папа задаст тапком — никогда без тапка не обходилось. А Люся… Люся засмеется, глядя, как из его пасти вытягивают серебристую ниточку. Но потом обязательно обнимет и пожалеет. Мама вернется готовить салаты, папа поправит елку и сядет на диван… Нет, лучше немного подождать, и тогда уж…
Так было каждый Новый год — каждый раз один и тот же сценарий. 
Однако в этот вечер маме вздумалось разобрать морозилку. Все салаты были нарезаны, курица с картошкой еще запекались, румяные пироги отдыхали под полотенцем. Не бездельничать же теперь. Папа посмотрел на это с осуждением и сказал:
— Ну что тебе неймется-то? Завтра разберешь.
Мама возразила:
— Вот и нет. Завтра я ничего делать не захочу. А сегодня у меня энтузиазм.
— Я с дивана не встану, так и знай.
— Отдыхай. Мне Люся поможет. Да, Люся?
Люся закатила глаза, но решила не ссориться с мамой.
Первым делом мама выкинула из морозилки газетные свертки с вяленой рыбой. Папа крикнул с дивана:
— Воблу не вздумай выбрасывать — это только кажется, что она старая.
Мама поджала губы и подмигнула Люсе, намекая, что папа о рыбе больше не вспомнит. Следом из снежной пещеры была извлечена говяжья кость, затем — множество всяких пакетиков. И как только все это помещалось! Мама без всякого сожаления выгребла гору снежной наледи.
— Тут даже мороженое вытекло когда-то! — сокрушенно сказала мама.
— Мама, не выбрасывай этот снег! — попросила Люся. — Я снеговика слеплю.
— Тебе на улице снега мало, что ли?
— Ну мам! Это же наш снег — личный.
— Ой, лепи. Не ешь его только.
Папа снова не удержался:
— Ешь, ешь. Он же с мороженым. Я бы съел.
Но Люся не собиралась его есть. Через три минуты на разделочной доске появился миниатюрный снеговичок. Две спички стали ему руками. Головки спичек превратились в глаза. Люся взяла обрывок серебристого дождика и заботливо обмотала снеговику шею.
— Вот, мама, смотри! — сказала Люся.
— Чудный снеговик! Отправь его на балкон, не то растает.
Люся поспешила забрать снеговика со стола, чтобы с ним не случилось беда.
Обычно зимой, кроме папы, на балкон никто не выходил. Уборкой снега там занимался он, и в этом деле ему не было равных. Можно было спокойно выходить в тапочках.
Люся осмотрелась. Еще недавно с козырька балкона свисали сосульки. Но пару дней назад их счистили. Жаль. Люсе нравились эти ледяные гирлянды. В солнечное утро они сказочно сияли. А по вечерам в них красиво отражались разноцветные огоньки соседских окон.
Мороз щипал голые ноги, щеки и неприятно застывал в носу. Глядя с балкона на двор, Люся вздохнула — ей вспомнилось, как прекрасно было прошлой зимой, когда в хоккейной коробке прямо под окнами залили настоящий каток. Там даже давали коньки на прокат. Это ли не чудо! Однако летом хоккейную коробку снесли, а на ее месте залили асфальтом парковку. Люся очень любила кататься на коньках, но о своих собственных ей приходилось только мечтать…
Очнувшись от размышлений, она отломила кончик единственной чудом уцелевшей сосульки и аккуратно приделала снеговику ледяной носик.
— Не морковка, конечно, но тоже хорошо! Как тебя назвать-то, друг?
Тут на балкон просунулась голова папы:
— Люся, уши отморозишь. Иди уже домой.
— Стой тут, а я пошла греться, — сказала Люся снеговичку. В двери она оглянулась и прошептала: — Я придумала, ты будешь Хрустальный Нос. Запомни, ты — Хрустальный Нос!
А вы знали, что новогодний снег — волшебный? 
За час до полуночи начинают происходить чудеса. Если поймать предновогоднюю снежинку и загадать желание — оно непременно сбудется. А если волшебные снежинки попадут на свежеслепленных снеговиков — те сразу оживут!
С нашим снеговичком из холодильника так и произошло. Только что он был просто горкой снежных комочков —  и вот уже очнулся живым. Покачался на разделочной доске из стороны в сторону, прокрутился влево и вправо, пошевелил спичечными руками и сказал:
— Хрустальный Нос. Надо же! Засмеют. Точно, засмеют!
Присмотревшись к своему ледяному носу, он расстроился еще больше:
— Ох, Люся-Люся! За что же ты сотворила меня таким страшилой?!
Тут налетел рой снежинок и поднял грустного снеговичка на воздух.
— Эй! — воскликнул Хрустальный Нос. — Куда вы меня?
Так уж с давних пор повелось, что ожившие снеговики отправляются в Царство Вечной Зимы. Там каждому из них назначается особое дело. Кто-то становится ветродуем, кто-то — снежным мельником. Кто-то управляет гололедом, кто-то снегопадом, кто-то сосульками. Только вот в последнее время волшебных снеговиков стало мало. В иные года и зимы настоящей не дождешься — некому снег по миру рассыпать, некому реки замораживать.
А еще бывают снеговики-ювелиры. Они-то и создают волшебные снежинки. Не при каждом снегопаде можно увидеть уникальные звездочки. Да, ювелиры стали большой редкостью. А все потому, что в новогоднюю ночь мало людей решается выйти на улицу, чтобы под бой курантов слепить снеговика из новогоднего снега, — ведь именно этим снеговикам суждено стать волшебными ювелирами в Царстве Вечной Зимы.

На праздничном столе и половины не было съедено, а уже никому ничего не хотелось.
Папа с мамой сидели в обнимку на диване и смотрели главный новогодний фильм страны. Люся встала, подошла к елке, вытащила из нее пушистую зеленую мишуру.
— Я пошла гулять, — сказала она и исчезла в коридоре.
— Что значит «гулять»? — сказал папа. — На время посмотри.
— Так Новый год же! Хочу большого снеговика слепить. И вы приходите!
Дверь хлопнула. Мама сказала:
— А вот и хорошо! Подарки успеем под елку положить. 
Чтобы успеть до прихода родителей, Люся сразу взялась за дело. Она старалась изо всех сил, и последний снежный ком стал головой снеговика ровно в тот момент, когда отовсюду послышались крики поздравлений, салюты и фейерверки. Люся обмотала шею снеговика блестящей зеленой мишурой. Тут и папа вышел из подъезда. Люся сказала ему:
— Папа, пап! Мне морковку надо. Я забыла.
Предусмотрительный папа достал из кармана морковь. Люся обняла снеговика и сказала:
— А тебя я назову Рыжий Нос. Братьями будете.
И стала носиться вокруг, громко припевая:
— Рыжий, Рыжий,
Рыжий Нос!
Где твой брат
Хрустальный Нос?
Рыжий, Рыжий,
Рыжий Нос…
Вскоре Люся выдохлась и упала в сугроб. На создание снежного ангела у нее хватило только пары усталых движений руками и ногами. Озябший папа сказал:
— Все, пойдем. Дед Мороз навернякауже подарки принес. 
Люся отряхнулась, посмотрела на папу с укором и сказала:
— Я знаю. Видела в том году: подарки мама под елку кладет.
Папа смутился:
— Ну… Так Дед Мороз передает их нам заранее.
— Да ладно, пап, я уже большая. — Люся быстро слепила снежок, бросила в папу и побежала домой.

Тем временем Хрустальный Нос очутился в Царстве Вечной Зимы. Искрящиеся снежинки аккуратно опустили его на тканый коврик с изображением оленей, елок и новогодних шариков-фонариков. По окружности ледяного зала высились белые колонны, сияющие холодным светом. Вдалеке на огромном снежном троне восседал старик. Его длинная белая борода спадала поверх синего кафтана и змейкой стелилась у подножия трона. Кафтан старика был украшен алмазами, сапфирами и серебром. Старик встал и двинулся в сторону новоприбывшего снеговика, еще недавно бывшего обычным инеем в холодильнике. Стук хозяйского посоха при каждом шаге отдавался звоном сосулек под потолком. 
— О-хо-хо! — сказал, приблизившись, старик.
— О-хо-хо!!! — разнеслось эхом.
— О-хо-хо, — пробормотал Хрустальный Нос и задрожал от страха.
Старик посадил крохотного снеговика на свою могучую ладонь.
— Экое чудо чудное! За всю жизнь таких не видывал. Знаю-знаю, слепила тебя Люся. Хорошая девочка. Ну, давай знакомиться. Я — Мороз, правитель здешний. Для детишек — Дед Мороз. Что же ты молчишь?
— У меня это… нос смешной. Стыдно.
— Да что ты! У тебя замечательный нос! Хрустальный! — загудел Мороз. — Рад тебя видеть в моем царстве. Давно я ждал такого, как ты. Будешь здесь сосульками заведовать, Хрустальный Нос! А то они совсем потускнели за сто лет. — Потом пригляделся, принюхался: — А ты что же, из мороженого сделан?
— Всего несколько капель ванильного пломбира во мне, а остальное — снег из морозилки.
— Тогда вот тебе мое новое задание, Хрустальный Нос. Будешь делать мне пломбир. На завтрак, обед и ужин, — мечтательно сказал Мороз.
Тут в ледяную тишину ворвался искрящийся смех волшебных снежинок. 
— О-хо-хо! Никак еще одного помощника мне несут?
Дед Мороз величественно огладил бороду и замер в ожидании. Сверху донеслись скандальные крики:
— Эй, все! Хватит! Хватит, я говорю! Поставьте меня уже! Поставьте!
На узорчатый коврик гулко плюхнулся новый снеговик. Стряхивая с себя последние снежинки и не подозревая, кто стоит за его спиной, он продолжал ворчать:
— Что за возмутительные манеры! Прилипли, понимаешь…. Жаловаться буду! Где тут жалобная… Ой! — 
Снеговик зацепился морковным носом за бороду Мороза. — Здрасьте. Э-э… Я тут это… Прошу прощения… Рыжий Нос, к вашим услугам, — промямлил снеговик и неуклюже поклонился.
— Здравствуй, здравствуй! — сказал Мороз. — Что-то больно уж ворчливые ювелиры нынче пошли. — Обошел вокруг снеговика, поправил на нем шарфик из мишуры. — Да ты, я гляжу, тоже из-под заботливых ладошек Люси вышел. Ох, хорошая девочка!
— Очень хорошая, — подтвердил Хрустальный Нос.
Рыжий Нос оживился:
— Так вот ты какой, братишка! Люся сказала, что я твой брат. Хоть и большой, но младший.
Дед Мороз опять довольно зашумел:
— О-хо-хо! Люся-затейница! Порадовала, редких мне помощников сотворила. Славно-славно!
Поправил бороду, стукнул посохом и крикнул так громко, что одна сосулька отвалилась от гирлянды и разлетелась вдребезги по всему залу:
— Э-ге-гей! Сани мои! Поспешим к маленькой кудеснице! Э-ге-гей!
Примчались тут Морозовы сани, все покрытые золотом и серебром, украшенные самоцветами и резными узорами, — загляденье!
— Что стоите да глядите? — Дед Мороз довольно усмехнулся и скомандовал помощникам. — Залезайте быстрее! 
Снеговики послушно забрались в сани, младший помог старшему.
Налетел тут рой волшебных снежинок, превратились снежинки в красавца-оленя. Взял в руки поводья Дед Мороз — вихрем помчались сани. 

Праздничный город сиял огнями, все дети уже спали. Сладко спала и Люся, обнимая Барсика. И снился ей новогодний сон. Ей снился огромный-преогромный каток — будто вся главная городская площадь была залита льдом, а вокруг — не дома, а ледяные горы и снежные холмы. Люся кружилась на коньках, а с ней рядом веселились оба ее снеговика. Они едва держались на льду, то и дело падали и поднимались, смеялись и догоняли друг друга. Люся каталась прямо в пижаме, но в шапке и варежках, а на шее у нее развевалась зеленая мишура. Вдруг подул сильный ветер, и кто-то потормошил ее за плечо. Люся попыталась открыть глаза, но веки были слишком тяжелыми.
— Люся. Люся, очнись! О-хо-хо… хо-хо… 
— Дедушка, вы же хотели узнать ее главное желание.
«Дедушка? — удивилась Люся сквозь сон. — Какой дедушка?»
— Хотел — и узнал. Закрой-ка балкон, Рыжий Нос, а то девочка простудится.
«Рыжий Нос?» — подумала Люся и вновь попыталась открыть глаза. Как в тумане, она увидела перед собой старика с искристой бородой.
— Кто вы?
— О! Очнулась! — обрадовался старик. — Дед Мороз я, кто же еще.
— Деда Мороза не существует.
— Вот те на! А куда же я делся, интересно? Всегда был, есть и буду.
Люся приподнялась, посмотрела на него с удивлением и недоверием:
— Так ты настоящий?
— Самый настоящий, — с улыбкой сказал Дед Мороз, — не сомневайся.
— А где Рыжий Нос? Я слышала, как ты разговаривал с ним.
— Он пошел закрыть дверь балкона на кухне.
— Пойду посмотрю, — сказала Люся, — а ты, пожалуйста, никуда не уходи.
Пол под босыми ногами был непривычно холодным. Порывы ветра теребили тюль. У двери балкона пыхтел снеговик. 
— Рыжий Нос, это ты! — Люся крепко обняла его. — 
Это так здорово! А где же братец твой Хрустальный Нос?
— А он развешивает на домах гирлянды сосулек,— сказал Рыжий Нос. — Скоро вернется.
Из Люсиной комнаты послышался храп. Рыжий Нос тронул за плечо задремавшего Деда Мороза. Тот вскочил с кровати, схватил посох, поправил шапку и торопливо сказал:
— Прилег на минуту только. Проверил, хороша ли Люсина подушка.
— Скажи, Дед Мороз, — спросила Люся, заглядывая ему в глаза, — а подарки под елкой ты оставляешь или мама с папой?
— Эти подарки, Люся, готовят твои родители.
— А зачем тогда они говорят, что это ты?
— Они хотят, чтобы ты верила в чудо.
— А я сказала им, что не верю в тебя.
— Но ты же видишь, вот он я. Можешь потрогать мою бороду.
Люся засмеялась, потрогала бороду и спросила:
— А почему же ты сам не даришь детям подарки? Ты же волшебник!
— Верно, Люся, я волшебник, — сказал Дед Мороз. — 
Однако волшебство — это не только подарки. Метель и снегопад, заснеженные деревья, иголки и ветки, покрытые ледяной глазурью, гирлянды сосулек под крышами домов, пушистые сугробы, в которых так любят валяться дети,—  все, что заставляет тебя радоваться зимой, это ведь тоже волшебство. О-хо-хо! Волшебство бывает разное. И вот в чем дело, я пришел к тебе не просто так, а потому что ты сама тоже совершила волшебство. — Видя удивление девочки, Дед Мороз продолжил: — Да-да! Ты подарила моему царству двух редчайших снеговиков. Хрустальный Нос теперь — распорядитель сосулек. Скажу тебе по секрету, мало кому придет в голову сделать снеговику нос-сосульку. Но лишь снеговики с таким носом могут справиться с сосульками в моем дворце.
— Надо же… Я ведь случайно придумала нос-сосульку.
— Погоди! Хрустальный Нос еще умеет делать шарики вкуснейшего пломбира!
— Правда?
— Вот видишь, что угодно может стать чудом.
— А Рыжий Нос? Он ведь самый обычный. И нос — морковка, как у всех, — сказала Люся.
— А Рыжий Нос вообще выше всех похвал! Знала бы ты, как трудно заполучить снеговика-ювелира.
— Ювелир — это тот, кто делает украшения?
— Верно. Видела аккуратные, словно из хрусталя, волшебные снежинки с тончайшими лучами?
— Видела. Но редко.
— Правильно! — сказал Дед Мороз. — Их создают снеговики-ювелиры. Таких снеговиков можно слепить только в новогоднюю ночь, под бой курантов.
— Я не знала…
— В этом и волшебство. Не все догадываются, что сами являются волшебниками.
Дед Мороз сунул руку в свой мешок, казавшийся все время пустым, и вытащил что-то ослепительно сверкающее. От яркого сияния Люся зажмурилась.
— Это тебе подарок, Люся. С Новым годом! Верь в чудеса!
С этими словами Дед Мороз поцеловал Люсю в макушку и исчез.

Утром Люся проснулась и пошла в кухню на шум кипящего чайника. Мама стояла в привычном фартуке и деревянной лопаткой восторженно указывала папе на великолепный вид за окном:
— Ты посмотри, что за чудеса! Вчера ни одной сосульки не было. А сегодня они на всех домах. Сейчас на градуснике минус двадцать. Неужели ночью было потепление?
Папа жевал вчерашний бутерброд с колбасой и ничего не ответил. Барсик спал у батареи, всем своим видом подтверждая, что на улице очень холодно.
— С Новым годом! — сказала Люся.
— С Новым годом, Люся! — сказала мама. — Ну как, приходил Дед Мороз?
— Конечно, приходил, — сказала Люся и вдруг, будто что-то вспомнив, выбежала из кухни.
— Что это она? — удивился папа.
Мама только пожала плечами и перевернула подгорающий блин.
Люся посмотрела под подушкой, заглянула под кровать. Ведь ей же не приснилось! Ведь Дед Мороз приходил на самом деле! 
Под елкой лежали подарки. Люся развернула первый — книга. Книгу «Мамина помощница. Уроки кулинарии для девочек» могла подарить только мама. Во втором свертке лежал выжигатель. Люся как-то сходила на пару занятий по выжиганию в местном Доме детского творчества. Она тогда сделала небольшую картину с котиком — вылитый Барсик. Ей понравилось, но не настолько, чтобы мечтать о приборе для выжигания. Эх, папа…
Но где же подарок от настоящего Деда Мороза? 
Люся села на пол и расплакалась. Плачущая в новогоднее утро девочка в пижаме — это настоящий крах всякого волшебства. Мама бросила последний блин и побежала в комнату, крикнув папе: «Выключи газ!» 
— Успокойся, Люся, — сказала мама, вытирая ей лицо фартуком. — Скажи, что произошло? Плохи подарки?
— Он был здесь… Был… Я его видела!
— Кто был, доченька?
— Дед Мороз. И снеговики были. Мои снеговики. И подарок был. А теперь ничего нет!
— Люся, тебе приснилось, наверное!
— Не приснилось! Спорим, моего снеговика больше нет на балконе…
Люся с красными глазами и опухшим носом бросилась на кухню. Балконная дверь так резко распахнулась, что Люся чуть не упала. Хорошо, папа вовремя подскочил и удержал ее. Они вместе вышли на балкон.
— Вот, смотрите же, — воскликнула Люся, — снеговика нет! — Тут она увидела гирлянды сосулек. — Это мой снеговик сделал!
Перила были присыпаны свежим снегом. Папа взял щепотку, понюхал и лизнул.
— Это же пломбир! 
Мама надела Люсе шапку и накинула на плечи куртку.  Втроем они стояли и удивлялись тому, как чудесно преобразился за ночь их двор. Вся детская площадка была одним сплошным катком. Его окружала стена сугробов. Возможно, и они были из пломбира. На льду уже каталось несколько детей.
Неожиданно в другом углу балкона Люся заметила красивую коробку. На крышке были нарисованы белые фигурные коньки и стояла печать из крошечных серебряных снежинок с надписью «Верь в чудеса!». Люся схватила подарок, прижала к себе и радостно воскликнула:
— Он существует! Существует!


Разные разности
Собаки все понимают?
Понимание речи — это не чисто человеческий навык. Если у вас есть собака, то вы точно знаете, что это очень умное животное. И кажется, что она понимает, о чем говорят люди. А ведь так и есть.
Исполины против микропластика
Ученых интересует, как ведет себя микропластик в разных средах и как от него защититься или избавиться. И тут пришла подмога, откуда не ждали. Руку помощи с узловатыми крючковатыми пальцами протянули нам дубы.
Светящаяся петуния
Что вы скажете по поводу петунии, чьи цветки светятся в темноте подобно светлячкам? Скажете — небывальщина? Нет. Такие петунии уже появились на рынке. И появились они благодаря российской биотехнологической компании «Планта».
«Царица полей» против мышьяка
У кукурузы как кормовой культуры есть масса достоинств. Недавно ученые обнаружили у нее еще одно необычное свойство. И связано оно с мышьяком.