Депрессия и витамин D

Д.А. Жуков

Cиэтл, столицу штата Вашингтон на северо-востоке США, иногда называют «суицидальной столицей страны». Это не совсем точно. В соседнем штате Монтана и на Аляске процент самоубийств выше, а из городов по этому показателю лидирует Лас-Вегас. Тем не менее каждый год 0,7% жителей Сиэтла старше 18 лет пытаются покончить с собой. Попытки самоубийств совершаются чаще всего во время депрессивного эпизода. Депрессия же развивается, как правило, из-за постоянно плохого настроения. Грусти и печали жителям Сиэтла добавляет климат: согласно Википедии, за год там отмечается только 71 солнечный день (для сравнения: в нашем Санкт-Петербурге — 63).

То, что низкая освещенность — один из факторов риска развития депрессии, хорошо известно. В последние годы внимание специалистов по депрессии привлечено к еще одному светозависимому фактору — к витамину D.

О витамине D «Химия и жизнь» писала не раз (см., например, 2013 №10), поэтому о нем самом скажем здесь только несколько слов. В животной и растительной пище содержатся предшественники витамина D, из которых в печени и в почках синтезируется активная форма витамина. Но основное его количество в нашем организме появляется в результате проникновения ультрафиолетового излучения в кожу, где 7-дегидрохолестерол превращается в провитамин D3.

Главная функция витамина D — участие в обмене кальция. Но кальций — это не только кости, это еще и межнейронная коммуникация! Кальций абсолютно необходим для выделения медиаторов из пресинаптического окончания. Кроме того, витамин D участвует в активации генной экспрессии тирозингидроксилазы («Frontiers in Neuroendocrinology»). Это ключевой фермент синтеза катехоламинов — дофамина, норадреналина и адреналина. Витамин D активирует и триптофан-гидроксилазу — ключевой фермент синтеза серотонина и мелатонина («FASEB Journal»). Все упомянутые вещества участвуют как нейротрансмиттеры и локальные гормоны в регуляции множества процессов в ЦНС, в том числе тех, что проявляются в эмоциональных реакциях и состояниях. Поэтому сейчас интенсивно изучают роль витамина D в формировании самых разных нервных и психических расстройств: болезни Альцгеймера, шизофрении, алкоголизма, депрессии.

Прежде всего следует ответить на вопрос: а достаточно ли убедительны данные о связи депрессии с дефицитом витамина D? Причины возникновения депрессии различны, механизмы формирования разнообразны, течение имеет массу вариантов. Для нее описано множество факторов риска (пол, раса, семейная наследственность, возраст, сопутствующие заболевания, образ жизни, род занятий, диета, стресс...), и дефицит витамина D — лишь один из них. Так стоит ли обращать на него внимание?

Стоит, о чем свидетельствует метаанализ проблемы («Pharmacological Reviews»«Journal of Affective Disorders»). Метаанализ — одна из современных информационных технологий исследования; грубо говоря, это критический обзор обзоров литературы по какой-то проблеме. Например, метаанализ литературы с 1976 по 2015 год показал отсутствие связи алкоголизма с дефицитом витамина D: положительная связь двух факторов отмечена в 15 обзорах, отрицательная — в 18, и в 16 работах не выявлено взаимозависимости («Psychiatry Research»).

Что касается депрессии, то здесь ответ, как мы уже сказали, однозначный: дефицит витамина связан с депрессивными расстройствами. Сопоставление групп здоровых людей и больных депрессией, а также лонгитюдные исследования (то есть наблюдения за одними и теми же людьми на протяжении длительного времени) показывают, что чем сильнее выражен дефицит витамина D, тем вероятнее наличие заболевания и тяжелее его форма.

Но здесь возникает еще один интересный вопрос: дефицит витамина D — причина болезни или ее проявление? Очень важно найти на него ответ, потому что неправильно установленная причинно-следственная связь может вести к рекомендациям не только бесполезным, но и усугубляющим страдания больных. Яркий пример — легенда о «гормоне счастья серотонине». Эта легенда сложилась на основе двух групп фактов: 1) многие антидепрессанты обладают серотонин-позитивным действием; 2) наблюдается отрицательная корреляция между тяжестью симптомов депрессии и концентрацией серотонина в крови.

В рамках парадигмы «серотонин — гормон счастья» для поднятия настроения рекомендуют поедать богатые серотонином продукты, такие как бананы. Банановая терапия депрессии абсолютно неэффективна и не может быть эффективной. Дело в том, что серотонин в крови действует как гормон, но не попадает в ЦНС — он не проходит через гематоэнцефалический барьер. А вот в обратном направлении — из мозга в кровь — он проникает. Поэтому концентрация серотонина в крови обычно отражает его содержание в мозге (а высокие его концентрации в мозге действительно снижают вероятность депрессии), но повышение этой концентрации за счет потребления богатых серотонином продуктов на мозг никак не влияет. Можно называть серотонин «нейротрансмиттером счастья», но никак не «гормоном счастья».

Итак, чем больше серотонина выделяется из синаптических окончаний, тем больше его выводится из ЦНС. Если же активность серотонинергических нейронов мала, его выделяется мало и в кровь он попадает в незначительных количествах. Таким образом, низкая концентрация серотонина в крови — не причина депрессии, а следствие!

Отрицательная корреляция серотонина в крови с тяжестью депрессии обусловлена еще и тем, что серотонин — биохимический предшественник мелатонина (рис. 1). Об этом веществе, регулирующем наш суточный цикл, «Химия и жизнь» тоже неоднократно писала. Мелатонин отвечает за сезонные колебания настроения: быстрое сокращение светового дня активизирует его синтез, а высокие концентрации мелатонина ведут к депрессии. Если больше серотонина превращается в мелатонин, то, естественно, содержание серотонина в ЦНС снижается и, как следствие, серотонина в периферической крови становится меньше. Если же мелатонина синтезируется меньше, то в ЦНС остается больше серотонина и больше его попадает в кровь.

pic_2017_05_20.jpg
1. Один из путей метаболизма аминокислоты триптофана в ЦНС ведет к серотонину и мелатонину. Очевидно, что количество серотонина зависит в том числе от активности ферментов, синтезирующих его из триптофана, а также ферментов, превращающих его в мелатонин

Но из крови в ЦНС, повторим, серотонин проникнуть не может. Так что бананы — замечательные фрукты. В них много углеводов, а также калия, полезного для сердечной мышцы, и клетчатки, стимулирующей сократительную функцию кишечника. Бананы удобно носить в кармане, а их шкурку можно использовать как временную пепельницу. Можно найти им еще не одно применение, но вот от депрессии они не могут помочь.

В отличие от серотонина, витамин D, а точнее его дефицит в диете действительно усугубляет депрессивное состояние. Большинство исследований показывает улучшение состояния больных депрессией после приема его препаратов, особенно у пожилых людей и жителей северных районов. Витамин D эффективен и сам по себе, и усиливает действие антидепрессантов, в частности флюоксетина, широко известного под товарным названием «прозак».

Что касается антидепрессивных механизмов витамина D, то каскад событий, приводящий к ослаблению депрессии, неизвестен. Но основные нейропротективные свойства витамина D связаны с процессами, показанными на рис. 2.

pic_2017_05_21.jpg
2. Витамин D проникает в ядро нейрона, где связывается с так называемым ретиноидным Х-рецептором и затем присоединяется к специальному участку, имеющемуся у множества генов. После этого в жизни нервной клетки происходит множество перемен, в основном к лучшему

Подводя итоги: каковы практические рекомендации? Прежде всего не следует считать витамин D универсальным средством от депрессии. Процессы в нашем организме, приводящие к депрессии, во-первых, сложны, а во-вторых, вариативны. У одного человека она может быть связана с дефицитом витамина D, у другого ключевые нарушения могут совершенно иными. И конечно, помните об опасности гипервитаминоза, не ешьте витамин D в больших количествах. Особенно опасен гипервитаминоз D для маленьких детей: педиатры говорят, что лучше легкий рахит, чем он. Но если вам за пятьдесят и климат в ваших краях не солнечный, проверьте содержание витамина D в своей крови. Во всяком случае, американские врачи рекомендуют витамин D жителям штатов Вашингтон и Монтана.

Доктор биологических наук
Д.А. Жуков

Разные разности
Пингвины во сне
Все мы знаем, как важен сон. В этом смысле очень тяжело молодым мамам. Первый месяц-два, когда детеныша надо кормить каждые три часа, о ночном сне можно забыть. И это тяжело, женщины знают. А как животные с этим справляются? Например — птицы? Би...
Долгожители обязаны вирусам
Почему при прочих равных условиях одни доживают до ста лет, а другие — нет? Исследователи из Копенгагенского университета решили поискать ответ на этот вопрос в кишечнике долгожителей, а точнее — в том гигантском сообществе бактерий, которы...
Сердце требует движения
Огромное количество исследователей во всем мире изучает сердечно-сосудистые заболевания и пытается найти универсальное решение. И на самом деле все они сходятся в одном: универсальное решение есть, и это — движение.
Фантастический телескоп
Два года назад NASA запустило в космос уникальную инфракрасную обсерваторию, до сей поры невиданную — телескоп Джеймс Уэбб. Мы уже рассказывали об этом, но не грех и повторить, потому что это настоящее рукотворное чудо.