Неизвестный Лем

Интеллектуальные устройства
Станислав Лем
(«ХиЖ», 2015, №12)

s20151264 lem.jpgБудучи мальчиком, я питал особую слабость к механическим, двигающимся игрушкам. Жестяные машинки заводились, маленькие птички с заводной пружиной клевали, черепахи ползали. Были и такие машины, которые, подъехав к краю стола, не падали на пол, поскольку их останавливал и поворачивал в безопасную сторону шип, высовывающийся из шасси.

Не было недостатка и в более сложных игрушках. Припоминаю, что у меня был даже мельник, который взваливал на плечи жестяный мешок с мукой, влезал по лестнице в амбар, а когда этот мешок падал вниз, мельник спускался за ним, и так продолжалось до тех пор, пока была закручена пружина. Однако же в те времена никому не приходило в голову называть авто, не падающие со стола, мельников или приятно звучащие волчки интеллектуальными устройствами.

Но сейчас конструкторы, жаждущие известности, беззаботно распоряжаются определением «интеллектуальный». В последнем номере «New Scientist» помещены таблицы с перечнем так называемых роботов, которые выполняют различные действия, демонстрирующие их мнимую интеллектуальность. Есть среди них, например, вездеход, шагающий, словно краб, по дну бассейна и при случае сгребающий ил и другой сор со дна. Есть также несколько роботов, ни один из которых ни в малейшей степени не похож на человеческую фигуру. Один, двигаясь от середины комнаты по спирали, подметает пол, а если он оснащен соответствующим датчиком, то может огибать неподвижные формы, например ножки стола. Другой робот также подметает, но катается при этом от стены к стене, а некоторые могут даже подстричь газон, если, кроме травы, на нем ничего не растет.

Те, кто пишет об этих устройствах, поместили в соответствующей рубрике информацию о том, что каждое из них может, а чего не может. Например, есть такой робот, который ищет розетку, когда его аккумулятор начинает разряжаться. Большинство их, однако, не столь смышленые, после разрядки батареи они просто стоят на месте. Ни один не в состоянии, подметая пол или срезая траву, преодолеть ужасную преграду, каковой для них являются ступеньки. Однако конструкторы так довольны своими произведениями, что называют этих напичканных электроникой бедолаг предвестниками искусственного интеллекта.

Я вынужден признаться, что не вижу ни малейшего повода, который помешал бы этим конструкторам объявить наделенным интеллектом парашют — ведь он может спасти жизнь человека, выпрыгивающего из самолета, — или надутую резиновую камеру, выполняющую роль спасательного круга на воде. Расширяя понятие интеллекта еще больше, подобно накидке, закрывающей голову во время дождя, мы могли бы также говорить об интеллектуальности копны сена, на которую кто-то падает с крыши. Ведь сено и ему спасает жизнь. Согласно такому подходу интеллектом, собственно говоря, наделено все: даже мои крепкие подтяжки, потому что без них с меня свалились бы брюки.

Таким образом, мы вступаем в страну всеобщей интеллектуальности. Единственная небольшая проблема заключается в том, что мои мальчишечьи игрушки были дешевыми, а роботы, наделенные электронными датчиками, стоят чертовски дорого. Тот экземпляр, который убирает комнату, можно купить за шестьсот долларов. В инструкции к нему есть, однако, предостережение, что, когда этот электронный бродяга со своей щеткой радостно рыщет по комнате, не следует туда ни входить, ни вставать у него на пути, поскольку его датчики не в состоянии отличить человеческую ногу, вообще-то подвижную, от ножки стола.

Сомнительно оригинальным представляется мне уже упомянутое расширение понятия интеллекта, поскольку в результате наверняка обнаружится сообразительность двух штанин наших брюк, ибо если бы их было три, то мы не знали бы, куда засовывать ноги, а если бы была только одна, то, натянув ее, мы не смогли бы сделать и шагу. Тем самым мы докажем портновский искусственный интеллект этой части нашей одежды.

Во всем этом, по моему мнению, очень мало смысла, но упомянутый номер «New Scientist» большими буквами на обложке обещает возникновение необычайно полезных роботов, которые будут поступать в продажу. Может быть, эти образцы соблазнят кого-то, кто не знает, куда девать деньги, однако я к подобным покупателям наверняка не отношусь.

Вывод же из всего этого такой: как было далеко до искусственного интеллекта, так далеко осталось по-прежнему.


Первоисточник: Lem S., Urządzenia inteligentne. — Przekrój (Warszawa), 2001, Nr. 9


Перевод с польского: Виктор Язневич


Еще по теме

В 2000-е годы Станислав Лем регулярно писал для польских изданий короткие заметки на разные темы — о космосе и биологии, об энергетике и политике, о науке и жизни. Мы предполагаем в течение этого года представить вам некоторые из этих заметок. >>
s20160264 lem.jpg
В тот самый момент, когда меня расспрашивали о том и о сем, я пребывал в нижнем кембрии, то есть примерно 550 миллионов лет назад, углубившись в данные современной палеонтологии, содержащиеся в книгах двух американцев и целой стопке номеров российского ежемесячника «Природа». >>
В последние годы размножились гипотетические концепции, пытающиеся охватить и понять совокупность всего, что существует, а именно космос. >>
Существует так называемый антропный принцип, вызывающий много споров среди физиков и космологов. Согласно ему, Вселенная основана на таких мировых константах из области атомной физики, что их результирующая должна была рано или поздно привести к возникновению на нашей планете жизни. >>

Не знаю, как это происходит, но я иногда наталкиваюсь на сообщения зарубежной прессы, чаще всего американской, которые кажутся мне удивительно знакомыми. Спустя непродолжительное время меня осеняет: о Господи, ведь я сам об этом писал, только очень давно.

>>
Циклоны, ураганы, штормы, шквалы, смерчи, бури, наводнения, сильные оползни, землетрясения — одним словом, настал час почти библейского Апокалипсиса. Таким предложением я мог бы закончить эту статью, но тогда меня снова начнут упрекать в пессимизме. Поэтому попытаюсь, сильно упрощая, объяснить причины возникновения большого количества катаклизмов, которым в последнее время подвергается наша планета. >>
Все великие эпохи мирового технологического развития имели начало, мощное продолжение и конец, который — как мы знаем из истории — словно бы служил стартом для следующей технологии. Прогресс каждый раз базировался на принципиальном изменении источников энергии, питающих мировое хозяйство. >>
Прогнозы, предвещающие неслыханные инновации и даже перевороты в очень многих областях нашей жизни, стали в настоящее время столь массовыми и даже повсеместными, что нельзя открыть любой журнал, чтобы не наткнуться на несметное их количество. Не только понятно, но и очевидно, что следует им противиться, особенно когда авторы прогнозов стараются замутить нам мозги ради собственной выгоды. >>
Технологическое достижение, каким стала высадка человека на Луне, было следствием стремления американцев обогнать Советы в космическом соревновании. Проект, запущенный президентом Кеннеди, стоил около двадцати пяти миллиардов тогдашних долларов. На Луне после него остались только следы ботинок Армстронга, а также останки транспортных средств. >>
Американская научная периодика, например «American Scientist», в столь ускоренном темпе приносит новейшие сводки с фронтов робототехники, что за ними невозможно успеть. То, что месяц назад казалось пределом возможностей, теперь уже становится прошлым, утратившим актуальность.  >>