Кто-то ползает по мне

Н.Л. Резник

Отвращение — сложная биологическая реакция, которая защищает организм от заражения и смерти. Однако источники инфекции вокруг нас многочисленны и разнообразны. А отвращение, получается, одно на все случаи или оно тоже бывает разным?

pic_2021_11_44.jpg
Фото: depositphotos

Выплюнь бяку!

В своей книге «О выражении эмоций у человека и животных», написанной в 1872 году, Чарльз Дарвин предположил, что отвращение — эмоция, предназначенная защитить человека от испорченной еды. Много позже специалисты выяснили, что за нее ответственны нейроны, расположенные в передней островковой коре. Это довольно старая структура, потому весьма вероятно, что отвращение возникло давно и имеет адаптивное значение не только для людей.

Отвращение ни с чем не спутать. Человека тошнит, язык высунут, горло сжато, глаза прикрыты — он физически не в состоянии смотреть на вызывающий омерзение объект, трогать его, вкушать и обонять. Причем отвращение вызывает не только испорченная еда, но и другие объекты. В их числе экскременты, половые жидкости, слюна и кровь, пот, обрезанные ногти, слизистые поверхности, грязь и мертвые тела, а также некоторые насекомые, пауки и клещи, грызуны и даже безобидные земляные черви. Многих мутит от вида увечий, пятен на коже, бородавок и других признаков болезни. Отвратительны и некоторые сексуальные обычаи, во многих обществах не принятые. Недаром оральное отвращение связано с моральным (см. «Химию и жизнь» 2020 №1).

Специалисты по отвращению выделяют две его стадии. Первая направлена на то, чтобы предотвратить контакт с опасной субстанцией: не приближаться, не касаться и не тянуть в рот. Вторая срабатывает, когда контакт уже произошел и организм избавляется от попавшей внутрь гадости — тошнота и диарея ему в помощь. Поэтому отвращение можно считать первой линией защиты от возможных источников инфекции, своеобразной поведенческой иммунной системой. Это понятие предложил в начале XXI века канадский психолог Марк Шаллер. На самом деле поведенческая иммунная система не имеет отношения к иммунитету. Это набор реакций, оберегающих организм от возможной инфекции. Отвращение играет в этой системе важнейшую роль, поскольку именно оно запускает реакции избегания. Многие исследователи убеждены, что отвращение возникло именно для защиты организма. Однако подобное умозаключение, вполне логичное, нужно все-таки доказать.

pic_2021_11_48-1.jpg
Земляной червяк — полезное создание

В дебрях Амазонки

Если отвращение действительно представляет собой универсальную защитную реакцию, возникшую в ходе эволюции, люди с наиболее развитым отвращением должны меньше страдать от инфекций. Проверять эту гипотезу следует в условиях, максимально приближенных к тем, в которых формировалось отвращение, то есть в обществе, среда обитания которого кишит патогенами, а бытовые удобства минимальны.

Американские исследователи под руководством доцента Колорадского университета Тары Септон-Робинс и доцента Орегонского университета Лоуренса Сугиямы выбрали для изучения индейцев шуара, населяющих Амазонию. Племя насчитывает около ста тысяч человек, которые традиционно выращивают съедобные растения, занимаются собирательством, охотой и рыбалкой, держат домашних животных.

Ученые опросили 28 семей (всего 75 человек от 5 до 59 лет) из трех эквадорских поселений. Их интересовало, какой образ жизни ведут индейцы: имеют ли доступ к воде и электричеству; велик ли их дом, из чего в нем сделаны пол и стены; откуда они берут воду и как обстоят дела с канализацией; бывают ли они на рынке и что там покупают. Другой опросник отражал степень брезгливости шуара. Каково им обнаружить в еде червя или таракана, пить грязную воду, есть сырое или испорченное мясо (птицу, рыбу), трогать мертвых животных или контактировать с чужой кровью? Как они посмотрят на то, что собака оближет им лицо или кто-то прямо в лицо закашляется, кого-то стошнит им на обувь или они сами наступят в кал? Как относиться к человеку, который не мылся три дня, обычное ли дело обнаружить на кухне паука или крысу? И моют ли они сами руки перед едой?

Образ жизни и степень брезгливости индейцев ученые сопоставили с их зараженностью. В качестве маркеров паразитарных инфекций ученые использовали яйца большой аскариды и власоглава (старый, добрый анализ на яйцеглист), а также концентрацию иммуноглобулина Е в крови. О вирусной и бактериальной инфекциях свидетельствовали маркеры воспаления: интерлейкин-6 и С-реактивный белок в крови.

Как ученые и ожидали, между степенью отвращения и биомаркерами иммунного ответа на вирусную/бактериальную инфекцию существует жесткая обратная связь. Зависимость между отвращением и заражением паразитическими червями менее выражена, но есть. Почему она слабее, исследователям не вполне ясно. Они предположили, что  гельминтами заражаются преимущественно при контакте с почвой. Когда люди занимаются сельским хозяйством и собирательством, они неизбежно возятся в земле и не отмывают от нее постоянно руки и продукты.

Вообще, обстоятельства жизни очень заметно влияют на допустимый градус отвращения. Если люди  регулярно охотятся, им нельзя бояться мертвых тел и крови. Те, кто живет в хижинах с земляным полом, ест личинок, пьет воду из реки и не имеет канализации, просто не может себе позволить степень брезгливости, характерную для тех, кто ведет более гигиеничную жизнь. Это хорошо заметно при сравнении разных общин шуара. Амазония быстро развивается, и часть индейских поселений контактирует с цивилизацией. Соответственно, образ жизни в разных общинах разный.

У жителей долины Упано деревянные дома, воду они берут из колодца, а не из реки. От большого рынка и больницы их отделяет какой-нибудь час езды на автобусе. А жителям общины Кросс-Кутуку до этого автобуса еще полдня пилить на моторной лодке. В их деревнях хижины с земляными полами и нет канализации. Они живут охотой и рыбалкой, в то время как индейцы из Упано чаще покупают продукты на рынке. Многие из этих продуктов, такие как рис, сардины или лапша, обработаны и расфасованы и хранятся лучше, чем корнеплоды. Еда, приготовленная на газовой плите, чище, чем сваренная на открытом очаге, который устроен прямо на земляном полу. Излишки дичи и рыбы коптят над огнем или просто оставляют лежать при температуре окружающей среды до следующей трапезы. Но даже копченые продукты портятся в условиях тропической жары и влажности. Важно съесть их до того, как они совсем протухнут, и тут уж приходится забыть о том, что свежесть второй не бывает. Естественно, жители Кросс-Кутуку менее брезгливы, чем в Упано, и больше страдали от бактериальных и вирусных инфекций и кишечных паразитов.

Это, однако, не означает, что живущим в глуши шуара чуждо отвращение. Они не особо разборчивы в еде, однако всеми силами избегают заразы. В одном из интервью Тара Септон-Робинс рассказала, что противнее всего этим людям наступать в фекалии и пить чичу, сделанную больным человеком. Чича — это традиционный напиток шуара, приготовленный из пережеванных и сброженных клубней маниоки. Пережевывание само по себе не вызывает отторжения. Но напиток, приготовленный человеком с гнилыми зубами или больным какой-нибудь инфекционной болезнью, индейцам невыносим.

pic_2021_11_45.jpg
Индианка из племени шуара

Другое отвращение

До сих пор мы говорили об оральном отвращении, которое оберегает от попавших внутрь микробов и кишечных паразитов. К сожалению, инфекция входит не только через рот. Кусачие членистоногие — комары, блохи, вши и клещи — вводят ее через кожу. Комары куснут и улетят, а эктопаразиты активно преследуют хозяина и прикрепляются к его телу. Мы вправе ожидать, что отбор выработал подходящие средства защиты от этой напасти. Поможет ли отвращение в этом случае?

Как показывают наблюдения за млекопитающими, кусачие паразиты заметно портят им жизнь. Укусы членистоногих изнурительны, они грызут кожу, пьют кровь и переносят инфекцию. Звери, со своей стороны, регулярно ухаживают за шерстью, вне зависимости от того, беспокоят их паразиты или нет. При этом они очищают шерсть и кожу от вредных личинок. Почувствовав зуд от укуса или щекотку от перемещения членистоногих, животные чешутся, подергивают мышцами и обмахиваются хвостом.

Людям от укусов не легче, и реагируют они примерно так же, как и другие млекопитающие: ухаживают за кожей и волосами и чешутся, когда их кусают. Поскольку патогены, передающиеся через кожу, угрожали человеку с древних времен, исследователи предполагают, что люди выработали и другие поведенческие ответы на кожных переносчиков инфекции. Оральным отвращением от укусов не спастись, но и сбрасывать его со счетов нельзя. Другими защитными реакциями могут быть страх перед кусателем и состояние, которое можно назвать кожным отвращением. Человека передергивает, у него мурашки по коже, кожу хочется тереть, чесать или немедленно очистить. Защитная реакция на кожных паразитов стала предметом многих исследований.

Австралийские ученые под руководством Кэндис Блэк (Университет Нового Южного Уэльса) исследовали ощущения, вызванные эктопаразитами. Они провели три эксперимента. В первом (эмоциональные воспоминания) они просили участников вспомнить эпизоды из собственной жизни, вызвавшие у них страх, отвращение или ощущение мурашек на коже. Во втором эксперименте (управляемые образы) испытуемые читали краткие истории, которые подробно описывали разные раздражители: занос автомобиля на мокром шоссе, прикосновение к собачьим фекалиям, паука-волка, ползущего с выводком паучат на спине, встречу с призраком в темноте, человека, покрытого сыпью. Контрольная история повествовала о поездке в продуктовый магазин. Испытуемые описывали эмоции и физические ощущения, вызванные этим чтением. И в заключение участники исследования смотрели коротенькие, примерно по 45 секунд, видеоклипы, вызывающие сильную эмоциональную реакцию: нападение акулы под водой, человек, которого тошнит, вылупление пауков крупным планом, призрак в доме, кожное заболевание крупным планом. Контрольный видеоролик запечатлел  двор, в котором ничего не происходит.

Оказалось, что пауки, тараканы и прочие насекомые, а также кожные заболевания вызывают преимущественно ощущение мурашек и оральное отвращение. Хотя некоторые эту живность бояться. Черви и личинки, кровь и другие телесные жидкости, испорченная еда, грязные вещи и немытые люди, дурные запахи и даже кладбище как объект, связанный со смертью, чаще отвратительны. Угрожающие жизни агрессивные люди, крупные животные (медведи, акулы), явления природы и автомобильные аварии в основном пугают. Грызуны и змеи чаще вызывают мурашки, затем отвращение и страх. От сверхъестественных явлений также мурашки по коже.

Итак, угрожающие здоровью ситуации обычно вызывают несколько связанных друг с другом реакций, одна из которых преобладает. Угроза нарушения кожного барьера вызывает передергивание с легкой примесью страха и отвращения. У кожного отвращения есть сходство с отвращением оральным: ощущение брезгливости и желание очиститься.

Специалисты Зоологического института Словацкой академии наук проверили, реагирует ли человек как-то особенно на кожных паразитов  или все беспозвоночные для него равно отвратительны. В их исследовании приняли  участие 105 мальчиков и 96 — девочек, ученики начальной и средней школы от 8 до 15 лет. Им показывали 25 изображений беспозвоночных, имеющих отношение к болезни и не относящихся к ней. На фотографиях были насекомые, переносящие возбудителей заболеваний: комары, мухи, тараканы; паразитические кишечные черви; эктопаразиты (постельный клоп, иксодовый клещ, головная вошь, человеческая блоха), медицинская пиявка. Другие фотографии запечатлели безвредных для человека насекомых: жука-носорога, стрекозу, божью коровку, крылатого кузнечика, бабочку махаона, гусениц и земляного червя. Картинки показывали школьникам в случайном порядке, по одной минуте каждая, а испытуемые за эту минуту оценивали в баллах страх, отвращение и чувство опасности, которые внушает им данное изображение.

Оказалось, что участники по-разному реагировали на разные группы беспозвоночных. Эктопаразиты и паразитические черви чаще вызывают страх, отвращение и мурашки по коже, за ними следуют мухи, тараканы, личинки насекомых и дождевые черви, на третьем месте взрослые насекомые, не вызывающие болезней. Девочки, как правило, чувствительнее мальчиков.

Еще одно исследование, посвященное реакции людей на эктопаразитов и кишечных патогенов, провели ученые под руководством Томаса Капфера, сотрудника Ноттингемского Трентского университета. Они работали с добровольцами из США и Китая (отвращение может иметь национальную специфику). Им показывали видеоролики, запечатлевшие эктопаразитов, например блох на кошачьей голове, фекалии, кусок испорченного мяса или гнойные раны. На одном из роликов был снят паук.

Когда участники наблюдали эктопаразитов, им чаще хотелось защитить поверхность кожи (помыться, почесаться), чем при виде неаппетитных субстанций, явно кишащих микробами, — от такого зрелища их обычно тошнило. Даже гнойники и бородавки на коже вызывали преимущественно оральное, а не кожное отвращение. Отсюда исследователи сделали вывод, что кожное отвращение и желание почесаться вызваны именно реакцией на паразитов, а не на инфекцию, передающуюся через кожу. Следовательно, системы защиты от внешних паразитов и внутренних патогенов у людей разные. Хотя связь между ними есть — при виде вшей и блох испытуемых порой подташнивает.

Все эти эксперименты, возможно, уже поднадоевшие читателю, свидетельствуют об одном: эктопаразиты вызывают специфическое кожное отвращение, которое при этом тесно связано с оральным отвращением и страхом.

pic_2021_11_46.jpg
Чтобы уберечься от кусачих паразитов, животные регулярно ухаживают за шерстью

Опасное и подозрительное

Природа о нас позаботилась, наделив защитными реакциями на все случаи жизни. Но зачем уделять этим реакциям столько внимания?

Ученые считают, что понимание психологических механизмов защиты от патогенов и паразитов поможет усовершенствовать кампании по борьбе с болезнями, ежегодно убивающими множество людей. До сих пор треть населения Земли поражена паразитическими червями, один — два миллиона человек ежегодно умирают от малярии, которую переносят комары; около 85 тысяч жителей Европы заражаются болезнью Лайма, переносимой клещами.

Но дело не только в болезнях. Психологическая иммунная система настроена так, чтобы не пропустить ничего подозрительного, поэтому она неизбежно ошибается и видит опасность там, где ее нет. И это не всегда хорошо.

Так многие люди терпеть не могут насекомых и других беспозвоночных. В этом нет ничего хорошего, потому что природу надо беречь. Специалисты Мичиганского университета опросили 704 новичков, поступающих в крупный университет Среднего Запада, и выяснили, что многие респонденты воспринимают безвредных членистоногих (муравьев и пауков) с таким же отвращением, как вшей на рубашке, таракана на столе или собачий помет на подошве. Эти знания исследователи предлагают использовать при разработке образовательных программ, направленных на преодоление негативного отношения к насекомым.

По данным Томаса Капфера с коллегами, у людей ползут мурашки по коже при виде слизней, улиток и земляных червей, потому что они слизистые, а черви к тому же извиваются и кому-то напоминают аскарид. Гусеницы, кстати, тоже. Особо чувствительных передергивает от вида комаров-долгоножек (карамор), которые питаются нектаром и никогда никого не кусают. А некоторые люди так же реагируют на таксидермистов и владельцев похоронных бюро, чьи занятия связаны со смертью.

Словацкие исследователи, работавшие с детьми и подростками, оценили их обычное поведение, связанное с избеганием возможной инфекции. Для этого школьникам задавали вопросы об особенностях личной гигиены, привычке мыть овощи и фрукты, есть непрожаренное мясо, убивать кровососущих насекомых, избегать бездомных людей и домашних животных. Каждое утверждение нужно было оценить по четырехбалльной шкале. Как мы помним, одни школьники испытывали негативные эмоции преимущественно к вредным насекомым, у других же умеренное отвращение вызывали все насекомые и черви без разбора. И у таких школьников баллы по шкале избегания патогенов оказались выше: они не гладят собак и кошек, неохотно помогают бездомным и моют руки чаще, чем более разборчивые участники. Однако не стоит обвинять их в черствости к людям и нелюбви к кошкам — это дает сбой психологическая иммунная система.

На протяжении долгой эволюции человека она исправно вынуждала людей бессознательно соблюдать гигиенические и культурные нормы, которые помогают избежать заражения. Но оказалось, что эта система влияет на самые разные аспекты человеческой жизни, включая сексуальные отношения, общительность, ксенофобию, следование мнению большинства и консервативные социально-политические установки.

Мы стараемся удалиться от людей, которые могут быть источником инфекции. Это естественная реакция. Однако внешние признаки болезни неоднозначны: прыщи, например, не всегда свидетельство недуга. Организму же выгоднее среагировать на сомнительный сигнал, чем проигнорировать его. Поэтому человек не любит все, что отклоняется от внешних признаков здоровья: лишний вес, инвалидность, физическое уродство. Отсюда, кстати, проистекает и ксенофобия.

Поведение, которое способствует поддержанию здоровья, эволюционировало миллионы лет в условиях, сходных с современными, но в то же время отличных от них. Поведенческая иммунная система продолжает приносить пользу, только нужно правильно трактовать ее сигналы.

Кандидат биологических наук
Н.Л. Резник

pic_2021_11_48-2.jpg
По слухам, карамор боялся сам Петр Великий
Разные разности
Женщина изобретающая
Пишут, что за последние 200 лет только 1,5% изобретений сделали женщины. Не удивительно. До конца XIX века во многих странах женщины вообще не имели права подавать заявки на патенты, поэтому частенько оформляли их на мужей. Сегодня сит...
Мужчина читающий
Откуда в голове изобретателя, ученого вдруг возникает идея, порой безумная — какое-нибудь невероятное устройство или процесс, которым нет аналогов в природе? Именно книги формируют воображение юных читателей, подбрасывают идеи, из которых выраст...
Пишут, что...
…археологи обнаружили на стоянке мамонтов Ла-Прель в округе Конверс бусину, сделанную из кости зайца, возраст которой составляет около 12 940 лет… …астрофизики впервые обнаружили молекулы воды на поверхности астероидов Ирис и Массалия… ...
Слезы как оружие
Женщины прекрасно знают, что стоит пустить в ход слезы, как еще секунду назад грозный, орущий и злобный мужчина вдруг обмякает, теряется и становится похожим на кроткую овечку. Откуда такая обезоруживающая сила женских слез? В чем здесь дело?