Доктор Л.

Ролдугина Софья
(«ХиЖ», 2017, №5)

pic_2017_05_25.jpg

Говорят, что лет сорок назад сводная сестра зятя троюродной бабушки племянницы второй жены мэра шепнула по секрету соседке, что доктор Л. творит чудеса. Скажи кто другой, можно было б и усомниться; но человек со связями-то дурного не посоветует!

Очереди тогда тянулись к нему — аж от самой ратуши. Записываться за месяц приходилось. Теперь-то народ поуспокоился, но все равно стекается к заветному дому с утра, благо ждать господина доктора — одно удовольствие: кресла-мешки в приемной наимягчайшие, музыка играет тихонько, для скучающих — книжки на полках расставлены. И самое главное, прямо на глазах у честного народа рождается волшебство: входит человек мрачный, сутулый, злой, а выходит — легонький и посвежевший, разве что не поет.

Вот и сейчас — звякает колокольчик, голос звучит: «Следующий!» Неуверенно поднимается дерганая хмурая девица, трогает дверь кабинета.

— Проходите, голубушка, — ласково зовет доктор. — На что жалуемся?

Девица неуверенно замирает на пороге: слишком уж доктор Л. похож на ее дедушку. Усы пышные, седые, глаза голубые, лицо круглое. Только старого зеленого кителя не хватает, но где нынче отыщешь? Да и не носят доктора ничего такого.

— Тошно мне, — признается наконец девица, присев на краешек стула. — Мерзну, из рук все валится, мысли мрачные одолевают. Встаю рано, и потом спать целый день хочется...

Доктор Л. сочувственно цокает языком, смотрит на пациентку, затем в окно.

— Это у вас, голубушка, поздняя осень, тяжелый случай. Как домой вернетесь — сварите какао с зефирками, присядьте в кресло, пледом укройтесь. Детективов примите или чего-нибудь приключенческого, из классики, но не больше тома за вечер. Через недельку полегчает.

— Правда?

— Правда, правда. Хорошо б до весны закуклиться, но тут уж по обстоятельствам. Ступайте, голубушка.

Выпархивает из кабинета девица ободренная, вроде бы даже с чем-то мечтательным в глазах. Тут же поднимается другой пациент, суховатый и бледный впрозелень господин. Входит в кабинет, пошатываясь, а заговорить сразу не может — больно доктор Л. напоминает его незабвенную матушку. Такая же высокая, нескладная, с пучком на затылке, только взгляд не строгий, а добрый и будто бы понимающий.

— Я что-то катастрофически устаю, — начинает перечислять суховатый господин. — Времени ни на что не хватает. Жену уже неделю не видел, внуков — месяц. Родной пес узнавать перестал! А как засыпаю — вижу цифры, цифры, и все столбиками. И точно знаю, что где-то там ошибка!

Господин закашливается, и доктор Л. с пониманием кивает.

— Это у вас, дорогой мой, работка, — говорит она ласково, но строго. — В хронической стадии. Берите отпуск, жену, внуков, собаку — и езжайте все вместе к морю. На месяц, не меньше.

— Как так! А цифры? — задыхается господин.

— Не пропадут, — авторитетно заявляет доктор Л. и черкает в бланке. — Вот еще, возьмете в аптеке тишину и покой. Принимать ежедневно, слышите?

А в коридоре тем временем молодая женщина в растянутом спортивном костюме ждет своей очереди. На руках у нее младенец, за штанину держится мальчик постарше, посматривая на кадку с кактусами в дальнем углу. Девчонка-младшеклассница с двумя хвостиками скачет вокруг на невидимой лошадке. Потом замирает, глядит на прикрытую дверь, читает по слогам:

— Док-тор-лень. Мам, ма-ам, ты же говорила, что лень — плохо?

Женщина, задремавшая было сидя, вздрагивает. Кумушка в соседнем кресле приманивает невидимым сахаром невидимую девчоночью лошадку и шепчет заговорщически:

— Тут, милая, все дело в пропорциях. Больше — яд, меньше — лекарство. Ничего, с наше поживешь — поймешь.

Молодая женщина кивает в такт ее словам — и вновь засыпает, умудряясь и во сне покачивать младенца и не пускать мальчишку к кактусам.

Неожиданно приоткрывается тяжелая входная дверь, и в приемную заглядывает лохматая голова.

— Простите, — басит голова и виновато хлюпает носом. — Я бы хотел за ум взяться. Вот хотел спросить, с какого конца…

— Это вам не сюда! — отвечают ему вразнобой. — Тут только самолечение поможет. Силы воли себе заварите. Пинки, говорят, тоже помогают, спросите у друзей!

— А у них будет? — удивляется лохматая голова. Из-под челки блестят заспанные глаза.

— Смотря у каких, — задумчиво тянет давешняя словоохотливая кумушка. — У настоящих — непременно.

Доктор принимает без перерыва, никому не отказывает. Постепенно к вечеру стопка бумаги для рецептов на столе тощает; солнце садится, зажигаются фонари. Наконец закрывается дверь за последним страждущим. Доктор Л. тяжело встает, держась за больную спину, поднимается на второй этаж, включает свет на кухне, заваривает чаю с печенькой и с печалькой. Ночь на дворе; пора ложиться спать.

Наверное, можно сказать, что доктор Л. — настоящий альтруист; он очень любит людей. Но с тех пор как сводная сестра зятя троюродной бабушки племянницы второй жены мэра запустила ту дурацкую сплетню, у него не было ни одного выходного.

Иногда это кажется доктору ужасно несправедливым.

Разные разности

05.02.2019 15:30:00

В числе награжденных оказался и наш постоянный автор Аркадий Курамшин, ставший лауреатом в специальной номинации за «Популяризацию химии»

>>
04.02.2019 14:00:00

...в «Physical Review Letters» готовится к публикации статья о материале, обладающем сверхпроводимостью при температуре, близкой к комнатной...

…президенты академий наук КНР и США заявили о необходимости срочно выработать международное соглашение по генному редактированию клеток зародышевой линии человека...

...результаты добровольной алкоголизации крыс, которые оценивали в различных тестах, говорят о том, что решающий фактор склонности к потреблению этанола — низкая адаптивность...


>>
29.01.2019 16:00:00

Восемь лет назад В.И.Глазко рассказал нашему журналу про гипотезу отбора на дурака. Согласно ей, стресс ведет к тому, что среди эмбрионов выживают менее специализированные формы. В таких условиях резко снижаются качество нового поколения и, если речь идет о человеке, его умственные способности. Похоже, что исследователи из Лейденского и Лундского университетов нашли механизм такого отбора.

>>
23.01.2019 10:00:00

Горлица — дикий голубь, довольно близкий родственник обитающих в городах голубей. Считается, что охота и исчезновение сорняков на полях Европы ведут к уменьшению численности этих птиц, и она попала в список уязвимых видов. Есть и еще одна причина: вытеснение кольчатой горлицей.

>>
09.01.2019 10:00:00

…на Марс совершила посадку первая геофизическая обсерватория InSight, представители NASA заявляют, что работы будут протекать по плану...

…человек может наследовать митохондрии не только от матери, но также от отца, и это бывает причиной патологий...

…возраст образцов наскальной живописи на острове Борнео — не менее 40 тыс. лет; на сегодня это самые древние изображения...


>>