Свеча горела...

При свечах
Демина М.
(«ХиЖ», 2013, №11)

s20131148 candle2.jpg


Давным-давно, а точнее, пять тысяч лет тому назад, на закате дня собрались возле костра люди. Им было тепло, спокойно и уютно. Они отдыхали, предвкушая вкусный ужин: на огне жарилась огромная туша кабана. Ароматные капельки жира, падая на раскаленные угли, вспыхивали ярким пламенем, на несколько мгновений озаряя все вокруг.

«А что, если попробовать, — подумал некий пытливый умница, — взять этот свет в руки и заставить его сиять подольше?» Сказано — сделано! В полый стебель тростника он налил растопленный животный жир, остудил его и зажег от костра. Так получилась первая в истории человечества свеча. Она была несовершенна — нещадно дымила, отвратительно пахла и сгорала очень быстро, поскольку не имела фитиля. Ведь другой умница, которому суждено было придумать фитиль, появился на свет только спустя две тысячи лет. И все же это была свеча — светильник, удобный в обращении и простой в изготовлении. Многие века она верой и правдой служила человеку, освещая его тернистый путь в истории. В наш век электричества и высоких технологий мы тоже зажигаем свечи, чтобы отрешиться от суеты и забот, побыть наедине с собой, ощутить свою причастность к высшей гармонии мира и никогда не прерывающейся связи времен.


Да будет свет!


s20131148 candle1.jpgПервыми не захотели проводить вечера в темноте древние египтяне. Согласно свидетельствам историков, в домах богатых горожан зажигали факелы — стебли высушенных растений, политые растопленным животным жиром. Держать в руках такой факел было неудобно, поэтому их крепили на стенах зажимами, и получалось нечто похожее на сегодняшие бра. Ими же освещали дороги, когда знатным персонам вздумывалось путешествовать по ночам. Они же были важной деталью религиозных обрядов.

Где впервые появился фитиль, точно не известно. По-видимому, это случилось одновременно (по историческим меркам, конечно) во многих странах сразу. Идеи носятся в воздухе! Сначала фитили делали из щепочек или вымоченной мякоти сердцевины тростника. В Древнем Египте фитилем служил папирус, благо его было много. Листик папируса скручивали в тугой рулончик и смачивали в животном жире. В Китае фитили изготавливали из рисовой бумаги, скатанной в трубочку и пропитанной воском, добытым из растений или насекомых. Много позже для фитилей начали использовать хлопковые и конопляные волокна. Форма древних свечей была совсем не похожа на нынешнюю, ведь в дело шли только доступные человеку материалы, например длинные тонкие обрезки камыша, бамбука, тростника. Их наполняли горючей жировой или восковой массой и помещали в нее фитиль. Китайцы первыми начали делать из плотной рисовой бумаги корпуса-контейнеры для свечей.

В качестве стационарных светильников для освещения больших помещений использовались чаши, наполненные застывшим жиром с фитилем внутри. Их ставили на устойчивый высокий треножник — прадедушку канделябра. Иногда чаши подвешивали к потолочным балкам, совсем как современные лампады. Горючая масса древних свечей представляла собой смолоподобную смесь растительных и животных восков и топленого животного жира. В Индии воск получали переработкой плодов коричного дерева, в Японии — орехового дерева, в Китае — из зерен злаковых растений. Американские индейцы добывали воск сжиганием коры восковника или смоляного дерева, а также использовали очень жирную рыбу, обитающую в Тихом океане. Ее сушили и продевали сквозь нее фитиль, а то и просто насаживали на палку и поджигали. Такая «рыба-свеча» горела довольно долго. Процесс получения растительных восков был трудоемким и сложным, а значит, и дорогим, поэтому все шире применялись животные жиры, в частности, бараний. Он не растекался, в застывшем виде хорошо сохранял форму. И хотя жировые свечи неприятно пахли, дымили и чадили, они были относительно дешевы и доступны. Эстеты греки и римляне отчаянно пытались перебить свечной «аромат», добавляя всевозможные благовония. Помогало это делу мало: запах становился хоть и сладковатым, но приторно-тошнотворным.

Повсеместно свечи делали, как мы бы сказали, по единому стандарту: растопленную жировую смесь заливали доверху в сосуд любой формы и в нее погружали фитиль. Зачастую самой дорогой составляющей свечи был именно сосуд. А так как свечей требовалось все больше и больше, появилась необходимость от него отказаться. В этот самый исторический момент и сделали свое гениальное открытие древние римляне: раз свечной жир хорошо и быстро застывает (того и гляди, не успеешь поместить в него фитиль!), то почему бы ему самому не быть для себя сосудом-формой. Если скрученный фитиль опустить в растопленный жир и медленно вынуть, на нем останется тоненький, быстро твердеющий на воздухе жировой слой. Многократным маканием фитиля его можно нарастить до любых размеров. И получается отличная плотная свеча с торчащим из нее кончиком фитиля. Такие свечи стали называть макаными, от слова «макать».

Изготовление маканых свечей сразу же поставили на поток. К раме, подвешенной над чаном с расплавленным жиром, прикрепляли несколько десятков фитилей одинаковой длины. С помощью рычага раму много раз опускали и поднимали. Когда свечи набирали нужную толщину, их срезали и еще теплыми катали по гладкой каменной поверхности,

отчего они становились гладкими, без наплывов. Макушке обязательно придавали форму конуса, чтобы было красиво, а кончик фитиля подравнивали.

В XIII веке появились настоящие свечные фабрики, а значит, и свечные лавки. До этого времени производство свечей было в основном надомным. Их делали для собственного потребления, и лишь часть продукции продавали. Свечные мастера объединялись в гильдии. Самым крупным производителем в средневековой Европе, почти монополистом, была церковь. Для христианского богослужения свечей требовалось много. Ведь ранние христиане, жестоко гонимые язычниками, проводили литургии и другие священные таинства в катакомбах и пещерах, а там без света не обойтись. Поэтому зажигание свечей было узаконено церковным уставом. Со временем горящая свеча стала не просто атрибутом или данью традиции, но символом нетварного (несотворенного, прим. ред.) вечного Света, явленного человеку Богом, без которого люди «веками бродят во тьме и беспросветном мраке, не прекращающемся даже днем». Возжигание свечей перед иконами — это и жертва храму (ведь свечи всегда покупались), и благодарение Богу, и выражение человеком своей веры.

Свечи ставили в подсвечник. Сначала это была просто деревянная дощечка с выдолбленными в ней полостями. С XVI века внешний вид подсвечников начал меняться. Они стали не просто приспособлением для удержания свечи в вертикальном положении, а богато украшенным предметом интерьера. Свечи для церковных служб делали не из животного жира, а из восков, обычно пчелиного. Горели они ярче и дольше, чадили меньше и приятно пахли, но были дороги, поэтому восковыми свечами пользовались лишь богатые люди.

В XV веке во Франции для производства свечей придумали литейную форму в виде конуса. Фитиль сверху крепили к проволочной перекладине, натягивали и пропускали сквозь отверстие в донышке, которое плотно затыкали, чтобы не дать вытечь растопленной свечной массе. Когда она застывала, кончик фитиля обрезали, форму переворачивали и вытряхивали готовую свечу, как песочный куличик из детского ведерка. Литые свечи имели утолщенное основание и были ровные, гладкие, одинакового размера, как близнецы-братья.


«Свеча горела на столе, свеча горела...»


На Руси для свечей традиционно использовалось говяжье или баранье сало, и назывались они сальными. Свечи сильно коптили, но были недороги. Тем не менее в деревнях нередко коротали вечера при лучине. В XVII веке в России начался бурный рост свечного производства. Мастеров называли свечниками или свешниками. В Москве в Зарядье, на Ильинке, на Варварке открывались свечные ряды, где продавались свечи и литые, и маканые. Формы для литья делали из меди. Восковых свечей было, не в пример Европе, много. Ведь добыча и заготовка пчелиного воска велась на Руси с X века. Этот промысел назывался бортничеством. В летописях и грамотах часто упоминаются бортники, медовый оброк, бортные угодья. Князья считали своим долгом дарить монастырям воск, из которого монахи делали не только свечи, но и печати. Смоленский князь Ростислав Мстиславович в 1150 году, согласно летописи, отправил «на посвет Святой Богородице из двора своего 8 капий воску». (Капь — древнерусская мера веса, равная четырем или пяти пудам.) Звенигородский князь Юрий Дмитриевич предоставил Саввино-Сторожевскому монастырю борть «по Нахабну к реце Москве». Об этом осталась запись в жалованной грамоте 1404 года. Запечатана она печатью «на черном воску».

В свечном ряду можно было купить, выражаясь современным языком, всевозможные аксессуары, например съемцы — щипцы для снятия фитильного нагара, металлические колпачки на длинных ручках для гашения свечей, кольца с ламповым стеклом, чтобы сквозняк не задувал пламя. По мере сгорания свечи кольцо сдвигали вниз, и она горела спокойно и ровно. Наверное, такая настольная лампа, то есть свеча, очень располагала к работе. В богатых домах по праздникам зажигали многие сотни восковых свечей, вставленных в изящные канделябры, вычурные бра, которые занимали простенки между окнами или зеркалами. В XVII веке появились люстры — сложные конструкции весом по нескольку сот килограммов. Они монтировались вместе с механизмом, позволявшим поднимать и опускать люстру. Специальный работник часами зажигал и гасил свечи. Люстры отделывали бронзой, украшали подвесками из цветного стекла и натуральных самоцветов. Диву даешься, как такую махину выдерживали потолочные перекрытия! Улицы около домов в дни балов и приемов тоже освещались: «...усеян плошками кругом стоит великолепный дом…» Гости приезжали в экипажах с огоньком: «..двойные фонари карет веселый изливают свет и радуги на снег наводят...» В фонарях горели свечи, а в плошках сало.

В XVIII веке появилось новое сырье для свечной массы — спермацет. Его получали вымораживанием и кристаллизацией спермацетового масла — густого текучего воскоподобного жира, находящегося в особой полости головы кашалота — фиброзном мешке над носовыми проходами. На воздухе спермацет застывает и становится блестящим и маслянистым на ощупь. По свойствам он близок к пчелиному воску, хотя и не такой твердый. Спермацетовые свечи горели ярче и чище и были даже дешевле сальных, ведь китобойный промысел только набирал обороты, и китов в морях было много. Хотя проблему запаха такие свечи не решили — спермацет, как всякий животный жир, пахнет плохо, — но пользовались большим спросом. Их ароматизировали ягодами барбариса, правда, с малым успехом. Варварское уничтожение кашалотов длилось недолго, в XX веке их добыча была запрещена законом.

Для новой свечи был усовершенствован и фитиль. С этого времени фитили стали делать из хорошо впитывающих растительных волокон, прессованных или плетеных. Чтобы улучшить качество горения, их смачивали растворами селитры, борной кислоты, хлористого аммония. Такие фитили используются в свечах и сегодня.

Долго бы еще чадили сально-жировые свечи, покрывая копотью все вокруг. Но наконец пришел XIX век — поистине золотой век свечного дела. В 1820 году французский химик Мишель Эжен Шевроль получил новый органический продукт — стеарин — реакцией гидролиза жирных кислот при высоких температуре и давлении. Он был тверже и крепче животного жира, а горел даже чище пчелиного воска. Стеариновые свечи с новыми плетеными фитилями были выше всяких похвал. Они сразу решили все проблемы — запаха, чистоты горения и прочности. Что теперь сдерживало производство, так это устаревшая технология макания. Не спасала дело и формовка, ведь каждую свечку надо было вынимать вручную. Срочно требовалась машина, и она появилась.


s20131148 candle3.jpg


В 1834 году английский изобретатель Джозеф Морган сконструировал устройство для автоматического вынимания готовой свечи из формы: цилиндр с двигающимся поршнем — пистоном, который выталкивал остывшую свечу и освобождал его для новой порции свечной массы. Дальше — больше. В 1850 году был впервые получен парафин из углеводородного сырья. Парафиновая свеча была великолепна — прочная, белоснежная, она горела красивым пламенем и — о счастье! — ничем не пахла. Только дым при тушении свечи имел запах, но и он был вполне сносным. Единственный недостаток парафина — низкая температура плавления по сравнению со стеарином или воском, поэтому чисто парафиновые свечи быстро оплывают. Добавление стеарина делает их заметно тверже.

Свечное производство росло невиданными темпами, как вдруг оно получило почти смертельный удар, причем оттуда, откуда его никто не ждал, — со стороны новых технологий, которые перед этим так двинули его вперед. Сначала появились керосиновые лампы, потом газовые уличные фонари, и, наконец, в 1879 году Томас Эдисон предложил миру электрическую лампочку накаливания. Но это уже другая история.

А что же свечи? Они благополучно дожили до наших дней, по-прежнему востребованы церковью. Как и раньше, их делают из парафина, стеарина и пчелиного воска. Для освещения они не используются, хотя, наверное, в каждом доме есть хозяйственная свеча «на всякий случай». Когда-то человек мечтал осветить свое жилище свечой бездымной, яркой, ароматной, красивой формы. Теперь — пожалуйста, все это есть в наличии, вот только стало не нужно. Но просто так расстаться со свечой, выкинуть ее на свалку истории не поднимется рука. Свечи получили новое предназначение. Из предмета утилитарного они превратились в предмет декоративно-эстетический. Выключите свет и зажгите ароматную свечу. Язычок пламени магически притягивает и не отпускает взор. Теплый мерцающий свет создает восхитительную атмосферу уединенности, чарующий аромат наполняет комнату. Заботы отступают, тревоги рассеиваются, страхи исчезают. И ничто не существует в эти мгновения, кроме мира и покоя.


Поиграем с огнем?


Зададимся детским вопросом: почему свеча горит? Если поджечь один фитиль, он сгорит почти мгновенно. Его аналог — бикфордов шнур, или пропитанная селитрой нитка, горит со скоростью 1 см в секунду. Чтобы присоединенный к нему заряд взорвался через минуту, шнур должен быть длиной около 60 см. Твердую свечную массу, не важно, парафин, стеарин или воск, не удастся даже поджечь. Для этого нужны очень высокие температуры. А свеча зажигается от одной спички и горит долго и ровно. На наших глазах она медленно тает и исчезает совсем (при условии хорошего горения). Куда она девается?

Посмотрим на составляющие свечной массы. Парафин — это минеральный воск, жироподобное твердое вещество, сложная смесь углеводородов состава CnH2n+2, где n принимает значения от 18 до 35. Получают его вытапливанием или кристаллизацией парафинового дистиллята, остающегося после выделения из нефти летучих фракций — бензина, керосина, лигроина и солярового масла. Чистый парафин имеет белый цвет, неочищенный — светло-коричневый. Плавится он при температуре от 45 до 60ОC. Вязкость расплава мала.

Стеарин — это стеариновая кислота с примесью некоторых насыщенных и ненасыщенных жирных кислот, например пальмитиновой и олеиновой. Пчелиный воск вырабатывают медоносные пчелы для строительства сот. Это твердое светло-желтое вещество с характерным запахом, по химическому составу — соединение сложных эфиров, свободных жирных кислот и воды. Температура плавления — от 60 до 70ОC.

Давайте возьмем парафиновую свечу, расправим кончик фитиля, выглядывающий из верхнего края, и спичкой подожжем его. Пламя побежит по фитилю вниз и коснется парафина. Он начнет нагреваться и таять. На макушке свечи образуется ямка с лужицей расплавленного парафина в ней, как в чашечке. Внешняя часть свечи остается холодной, и ее можно спокойно держать в руках. В расплаве парафина фитиль меркнет и гаснет — в этом можно убедиться, резко опрокинув свечу: жидкость мгновенно затушит его. Значит, жидкий парафин, как и твердый, сам не горит. А фитиль горит только выше жидкой субстанции. Что же тогда является горючим и как оно попадает вверх, в зону горения?

Фитиль — туго скрученная двойная или тройная нитка — играет роль капилляра, по которому расплавленная свечная масса поднимается вверх. Капельки жидкого парафина втягиваются в щелки между нитями. Вспомним доисторические бесфитильные свечи из полых узких стеблей тростника. Там жидкий жир благодаря явлению капиллярного притяжения поднимался к верхушке сам, втягиваясь в мельчайшие поры на внутренней поверхности стебля. В восковых свечах фитиль немножко другой — он не скручен туго, а имеет рыхлое плетение, поскольку расплавленный воск имеет вязкость много большую, чем парафин, и капилляры для него должны быть шире. Так расплавленные парафин или воск легко движутся наверх, в зону горения. Там они продолжают нагреваться, и с какого-то момента начинается процесс испарения. Вот эти-то пары парафина и горят! Окружающий воздух, а точнее кислород, будучи окислителем, поддерживает горение, и свеча, то есть газообразный парафин, горит чисто и ясно. Накроем горящую свечу стеклянной банкой. Она быстро погаснет, и чем меньше будет банка, тем быстрее, потому что не будет притока воздуха. А если вместо воздуха подавать чистый кислород, горение будет еще ярче, активнее и... Этот опыт дома повторять не стоит — недалеко и до пожара. Азот, которого в воздухе более 70%, сдерживает горение, умеряет его.

Давайте понаблюдаем за пламенем свечи. Если нет дуновения ветра, оно ровное и спокойное, по форме напоминает вытянутую продолговатую каплю. Факел пламени вытягивается холодными восходящими потоками воздуха. Они обхватывают его, и поэтому язычок пламени может подняться достаточно высоко. Они же охлаждают внешнюю поверхность свечи и не дают расплаву вылиться из «чашечки». На сквозняках пламя отклоняется, и жидкий парафин может пролиться — так на свече образуются наплывы-наросты. Пламя свечи не однородно, а состоит из нескольких зон. Вверху оно яркое, красно-желтое, а внизу темнее. Оно похоже на пламя горящей газовой горелки. В обоих случаях фронт горения, характеризующийся максимальной температурой, находится в зоне смешивания или диффузии газов (у свечи это парафиновые пары и кислород). Их постоянный подогрев происходит благодаря теплопроводности из фронта горения. Отличие горелки от свечи — в подаче горючего. Если газ принудительно и грубо регулируется человеком: прикрыл краник, отвернул краник, то свеча «поставляет» его сама, в своем собственном темпе. И эта согласованность и слаженность процессов просто поражает.

Часть пламени, прилегающая к фитилю, имеет сине-фиолетовый цвет. Именно здесь находятся тяжелые пары парафина, которые сгорают в исправно поступающем кислороде. В результате освобождается чистый углерод. Раскаленные крошечные частички угля ярко светятся при сгорании. Да, да, та самая противная черная сажа обеспечивает теплый желто-оранжевый свет свечи. Не успевший сгореть углерод (или кислорода мало, или неподходящий фитиль «подает» слишком много горючего) выпадает в виде сажи, и мы говорим, что свеча коптит. Как вы думаете, в какой области факела пламя самое горячее? Около фитиля? Вовсе нет. Самый горячий фронт имеет форму кольца, центр которого — фитиль. Если пламя накрыть листком бумаги и быстро его поднять (а где у нас огнетушитель?), можно увидеть подпалину в виде ровного кольца. Таким образом, самая яркая часть пламени одновременно и самая горячая. Именно в этом кольце горит углерод. Внешняя часть пламени светится слабо — там углерода мало, а кислорода много.

Как горит водород — вторая составляющая парафиновых паров, демонстрирует так называемая философская свеча. Это — банка, наполненная водородом, закрытая притертой пробкой, сквозь которую проходит тоненькая трубка. Пламя горящего водорода очень горячее и практически бесцветное. Его можно заметить только благодаря сгорающим твердым пылинкам, находящимся в воздухе. Они придают ему слегка голубоватый оттенок.

А теперь давайте задуем свечу. Появится дымный запах, от фитиля потянется белесый шлейф. Если поджечь эту дымящуюся ленту, пламя побежит по ней назад к фитилю, и свеча опять загорится. Это значит, что дым задутой свечи есть не что иное, как остывающие пары парафина, которым не удалось сгореть.

Что происходит с углеродом? Он сгорает в кислороде, и образуется углекислый газ, не имеющий ни цвета, ни запаха и не поддерживающий горение. Он поднимается наверх и улетучивается. Второй продукт горения свечи — вода, выделяющаяся в виде паров. Обнаружить ее легко. Подержите над пламенем свечи холодный предмет, например ложку. Она запотеет, и на ней выпадет роса в виде капелек воды. Теперь мы можем описать горение парафиновой свечи химическим уравнением: CnH2n+2 + O2 = CO2 + H2O.

Вот такое непростое это явление — горение обычной свечи. Этот интереснейший физико-химический процесс был окончательно понят людьми только в XX веке на основе атомно-молекулярной теории строения вещества и законов химической кинетики — науки, изучающей механизмы и скорости протекания химических реакций. Полтора века назад великий ученый Майкл Фарадей написал: «Явления, наблюдающиеся при горении свечи таковы, что нет ни одного закона природы, который при этом не был бы так или иначе затронут». В самом деле, горящая свеча демонстрирует нам физико-химические превращения, основанные на газовых законах и законе всемирного тяготения, явлениях конвекции, теплового расширения, капиллярного притяжения, диффузии и других. В 1861 году Фарадей прочитал цикл лекций для школьников и студентов под названием «История свечи», которые один из благодарных слушателей, став взрослым, издал отдельной книгой. Она и сегодня ничуть не устарела.


Стоит свеч!


s20131148 candle4.jpgВ конце ХХ века во всем мире начался «свечной ренессанс». Декоративные ароматные свечи стали непременным атрибутом праздников, оригинальным подарком, украшением интерьера. Их зажигают и во время торжественного обеда, и на веселой дружеской вечеринке, и просто так, под настроение. А почему бы не сделать необычную свечу самому? Домашнее «свечеделание» иногда называют «креативной терапией», лекарством от расстройств и хронической усталости. Если надо отвлечься или хочется творчески отдохнуть, лучше занятия не найти: технология проста и понятна, необходимые материалы доступны и недороги, затраты времени небольшие.

В качестве рабочего места подойдет кухонный стол, застеленный плотной бумагой. Если нечаянно прольем растопленный парафин, подстилку свернем и выбросим, а стол останется чистым. Кухня годится любая, главное — хорошая вентиляция и отсутствие вечно снующих под ногами домашних питомцев. Нам потребуются две кастрюли разного размера для водяной бани — свечную массу плавить просто на огне нельзя, она может загореться, а также электронные весы и специальный термометр со шкалой до 100ОC, чтобы измерять температуру расплава. Свечная масса — это материал, из которого мы будем делать свечи: парафин, стеарин (его используют, как упрочняющую добавку к парафину в массовом соотношении 80% парафина, 20% стеарина), пчелиный воск.

s20131148 candle5.jpgВ магазинах для домашнего творчества можно купить и разработки последних лет — соевый и пальмовый воски, горящие долго и чисто. Это натуральные продукты, получаемые из чистых масел — соевого и пальмового. Они отлично впитывают запахи, поэтому из них получаются самые хорошие ароматические свечи. Пальмовый воск имеет интересную особенность: при застывании его поверхность получается не гладкой, на ней отчетливо проступает «морозный» узор, как на замерзшем окне зимой. Чтобы его не потерять, форму для свечи надо выбрать пластиковую или металлическую. В силиконовых или стеклянных узор становится малозаметным. Новым продуктам ничуть не уступает и пчелиный воск, самый экологичный, обладающий целебными свойствами. Свечи из него и без ароматизаторов чудесно пахнут медом. Редкие, дорогие виды восков — карнаубский, канделильский, воск мимозы, используются для особых — массажных или ароматерапевтических — свечей.

Формой может служить любой сосуд, лишь бы он не сужался кверху. (Иначе готовую свечу будет невозможно извлечь.) Перед заливкой свечной массы внутреннюю поверхность желательно смазать растительным маслом. На дне формы шилом проделаем отверстие, в которое будем пропускать фитиль. Его надо тщательно загерметизировать, чтобы горячая свечная масса не подтекла. Для контейнерных свечей используются стеклянные или керамические сосуды. В этом случае фитиль крепится на дно фитиледержателем. Так называется металлический кружок, похожий на пуговицу с одной дыркой. Его приклеивают к дну термоклеем, а отверстие со вставленным фитилем зажимают плоскогубцами. Фитиль должен быть хорошо натянут. Для этого на край формы кладем металлическую спицу. Продернутый фитиль отцентрируем (это важно!), натянем и намотаем на нее. Для верности, чтобы он не съехал, пристегнем его прищепкой.

Фитили — вощеные нити разного диаметра — продаются в магазинах. Чем толще свеча, тем толще должен быть фитиль. Его можно сделать и самостоятельно из хлопчатобумажной пряжи без примеси синтетики. Толщину нити опять-таки выбираем в зависимости от размера свечи. Несколько ниточек заплетаем в тугую косичку и обмакиваем в расплавленный воск. Когда он подсохнет, фитиль можно вставлять в форму.

Подкрашивают свечи жирорастворимыми красителями. Для домашнего творчества подойдут детские восковые мелки, палитра которых огромна. Натертый на крупной терке мелок засыпают в растопленную массу и перемешивают. Воски при застывании могут изменить цвет, поэтому желательно делать пробы.

Готовые свечи можно украсить ленточками, термонаклейками, аппликациями, раскрасить акриловыми красками на водной основе. Главное, чтобы материал декора не был легковоспламеняющимся. В любом случае его лучше располагать подальше от фитиля.

Сделаем свечу для украшения праздничного стола. Возьмем самую простую форму — цилиндр. Проденем подготовленный фитиль и закрепим его на спице. Растопим свечную массу, пусть это будет парафин со стеарином. Для запаха выберем готовую отдушку. Натуральные эфирные масла в парафин добавлять бесполезно, при горении пахнуть они не будут. Нальем расплав в форму. Когда он застынет, вытряхнем готовую свечу и выровняем низ. Для этого прижмем ее к горячей подставке и повращаем. Подрежем кончики фитиля.

s20131148 candle6.jpgРаскрасить свечу под силу даже младшим школьникам. Сначала покроем ее целиком акриловым лаком на водной основе. На него в несколько слоев нанесем кисточкой акриловую краску, гармонирующую, например, с цветом скатерти. Подсохшую краску опять покроем лаком. Сверху разбросаем золотые блестки — глиттер. К низу свечи привяжем декоративную ленту в тон и уберем часа на два в холодильник. Теперь свеча готова к торжественному выходу. Поставим ее в красивый подсвечник и зажжем. Ее теплый свет трепетно заиграет, отражаясь в хрустальных бокалах и металлических приборах. Стол, даже самый простой, сразу станет изысканным.

Потренировавшись, мы замахнемся на свечу посложнее — аромасвечу. Так называются свечи только из натуральных восков с добавлением эфирных масел и эссенций. Просто ароматическая свеча — это обычная восковая или парафиновая с приятно пахнущей синтетической отдушкой. Аромасвечи не только источают аромат, но и помогают справиться с головной болью, усталостью и бессонницей, успокаивают, улучшают настроение. Первые аромасвечи появились в продаже в 60-е годы прошлого века. Они была сделаны вручную из пчелиного воска, окрашены в темно-зеленый цвет и замечательно пахли кипарисом. Свечу, перевязанную красной лентой, помещали в стеклянную чашу и зажигали, чтобы очистить воздух в комнате.

Мы с вами сделаем лучше! Это будет не простая аромасвеча. Кроме приятного запаха, она подарит нам необыкновенное масло, которое можно использовать для массажа, обертывания или после банной процедуры. Итак, заранее приобретем все необходимые компоненты для свечной массы: по 6 г восков пчелиного, карнаубского и канделильского, по 6 г твердых масел — какао, кокоса и карите и 15 мл жидкого масла виноградной косточки. Нужное количество отмерим на электронных весах. Растопим воски с маслами, осторожно перемешаем и добавим эфирные масла: по 5 капель лимонного, апельсинового, бергамота, герани и витамина Е. Формой будет стеклянная рюмка на 50 мл. К донышку приклеим фитиледержатель с фитилем, протянем его на всю высоту рюмки и намотаем на спицу. Зальем свечную массу. Сохнуть она должна не менее двух часов. Подрежем фитиль. Наше чудо нежно-оранжевого цвета готово. Зажжем свечу. Легкий свежий цитрусовый аромат настроит на радостные мысли. Очень скоро на верху свечки в лунке образуется жидкое масло. Погасим свечу и чуть-чуть остудим. Наклонив ее, выльем масло на ладонь и нанесем его, чуть теплое и нежное, на кожу. Гиппократ еще в IV веке до н. э. говорил, что путь к хорошему здоровью - ежедневный ароматизированный массаж, он успокаивает душу и лечит тело. Опять зажжем свечу и будем долго наслаждаться ее волшебным ароматом и живительным теплом. А кожа, смягченная и увлажненная, отблагодарит нас сияющим, здоровым видом.

В следующий раз попробуем масло авокадо или кокоса, из жидких — оливковое. Если не удастся купить один из восков, ничего страшного, заменим его соевым или пальмовым, увеличим содержание пчелиного. Единственное условие — восков должно быть не меньше, чем твердых масел, в противном случае свеча гореть не будет. С эфирными маслами можно экспериментировать бесконечно, их выбор велик: роза, сандал, пачули, имбирь, мята, лаванда, розмарин, бергамот. Фантазируя, ориентируйтесь на свой нос — ему виднее. Натуральные эфирные масла недешевы, но их много и не требуется — не более 5 мл на 100 г свечной массы. Покупая их, избегайте подделок. Если вам предлагают эфирное масло клубники, персика, сирени или ландыша, не покупайте — перед вами дешевая синтетическая отдушка, ведь таких эфирных масел не существует в природе. Попробуйте капнуть на ткань — настоящее эфирное масло не оставляет жирных пятен, оно просто испаряется. Будьте аккуратны с розовым маслом: при горении его запах может стать резким, почти неприятным. Не забудьте сделать свечу с ароматом эвкалипта и сохраните ее до лета. Комары и прочая кровососущая нечисть облетят ваш дом стороной.

И наконец, придумайте свою свечу, с ароматом, навевающим воспоминания о полевых цветах, вкусном ванильном печенье, прогулках в сосновом лесу... — и всплывут в памяти давно забытые счастливые и радостные моменты прошлого. Горящая свеча отдаст вам свое тепло и свет. «Служа другим — сгораю сам»


Фото автора.

Еще по теме

Свеча горит, а внутри у нее мигают разноцветные лампочки... >>
Как сделать цветную свечу с необычно окрашенным пламенем?
>>
Горение — первая химическая реакция, с которой познакомился первобытный человек и научился примитивно ей управлять, подбрасывая в нужное время сучья в костер... >>
Первые попытки понять механизм горения связаны с именами англичанина Роберта Бойля, француза Антуана Лорана Лавуазье и русского Михаила Васильевича Ломоносова. Оказалось, что при горении вещество никуда не «исчезает», как полагали когда-то, а превращается в другие вещества, в основном газообразные и потому невидимые. Сегодня процесс горения проанализирован во всех деталях.


>>
Свечи можно делать самому. Причем не хуже, чем те, которые продают в магазине,— при известном старании и выдумке, разумеется. >>